All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Межпоселенческая библиотека Ленинского муниципального района

Московской области (МБУК "МБ")













Годы, рождённые в пламени

Оцените материал
(0 голосов)

godipogdZz

Ирина Алексеева

Первого апреля 2016 года исполнилось 65 лет Московскому коксогазовому заводу...

6 6 q2qЭто были непростые, но замечательные и героические годы. Время рекордных производственных показателей, почётных наград и смелых экспериментов сменялось борьбой за выживание, освоением новой продукции, технологий, новых рынков сбыта. Каждый раз завод преодолевал трудности и возрождался к новой жизни, подобно бессмертной птице Феникс, образ которой стал товарным знаком и эмблемой «Москокса»
 
ОТ УГЛЯ - К ГАЗУ
Два столетия назад в том месте, где сегодня дышат жаром коксовые печи, шумели берёзовые рощи. Здесь действовал нехитрый промысел: деревья рубили, собирали в огромные кучи и обкладывали дёрном, а стыки обмазывали глиной. В сооружении, которое можно считать прародительницей коксовой печи, оставляли два отверстия - возле основания и на самой вершине. Через нижнее отверстие дрова поджигали. Верхнее служило дымоходом. В пламени деревья превращались в отличный древесный уголь. Его грузили на подводы и везли в Москву для доменных печей, вагранок, кузнечных горнов. 
Шли годы. На месте берёзовых лесов раскинулась равнина. На возвышенностях крестьяне выращивали хлеб, а в низинах, поросших кустарником, пасли скот. Владел этими землями помещик, прославившийся тем, что первым в губернии завёл автомобиль.
После революции на бывшей помещичьей земле был образован животноводческий совхоз «Гаврилове». Сюда в начале 1935 года приехали из Москвы важные люди с портфелями. Походил и по окрестностям, поговорили, поспорили и укатили обратно в столицу. И поползли по совхозным избам удивительные слухи, будто вырастет здесь большой завод.
Выпускать он станет не товары и не технику, а газ для обогрева домов. И побежит он по газопроводу прямиком в Москву, до которой и на лошади-то целый день нужно ехать. Слухи, поначалу казавшиеся фантастическими, подтвердились ... 
 
ПОДПИСАНО СТАЛИНЫМ 
 
«Москокс» - единственный в своем роде завод, именуемый не коксохимическим, а коксогазовым. Потому что, в отличие от других «коксохимов», строился он не ради коксовой продукции, а для получения газа, так необходимого столице. 
В 30-е годы Москва стремительно разрасталась. Возводились новые жилые дома, вводились промышленные предприятия. Требовалось всё больше газа. 
10 июля 1935 года ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР вынесли постановление "о генеральном плане реконструкции города Москвы», подписанное И.В. Сталиным и В.М. Молотовым. В нем, в частности, говорилось: 
"Учитывая недостаточность мощности существующего в Москве газового завода для удовлетворения самых неотложных нужд города, обязать НКТП (Наркомтяжпром) путем развития дальнего газоснабжения Москвы обеспечить подачу газа в город к 1945 г. до 600 млн куб. м в год. 
Впредь до кардинального разрешения вопроса газоснабжения Москвы считать необходимым наряду с увеличением мощности существующего газового завода построить около Москвы ... коксогазовый завод мощностью не менее 200 млн куб. м газа в год с одновременной выработкой кокса для нужд промышленности Москвы и Московской области». 
Замыслы грандиозные! Тогда еще ни один город в мире не расходовал столько газа, сколько планировалось подавать в Москву через 10 лет. А предприятия с такой годовой производительностью, как у будущего коксогазового завода, в промышленно развитых странах можно было по пальцам пересчитать. 
Планы родились не на пустом месте. Еще в 1934 году Государственный институт по проектированию предприятий коксохимической промышленности (Гипрококс) приступил к работам по выбору площадки для строительства Московского коксогазового завода. С этим и было связано появление в совхозе деловых людей с портфелями. 
15 апреля 1937 года президиум Московского областного исполнительного комитета постановил передать под строительство завода занимаемый животноводческим совхозом «Гаврилово» земельный участок в 160 гектаров со всеми расположенными на нем строениями. Участок располагался по правую сторону шоссе, идущего от Москвы к Кашире, в 22 километрах от столицы и в 5 километрах от станции Расторгуево Московско-Донбасской железной дороги. 
В октябре 1942 года первая очередь Московского коксогазового завода должна была ступить в строй. Но Великая Отечественная война скорректировала планы. В заводских постройках разместился авиатехнический склад №213. А из заводских инженерно-технических работников и строителей был сформирован военно-строительный отряд, возводивший оборонительные рубежи. Военно-строительная часть, костяк которой составили кадровые строители МКГЗ, дошла до Эльбы и Берлина. 
Строительство завода возобновилось в 1945 году. А 1 апреля 1951 года в одну из печей новой коксовой батареи был засыпан первый уголь. 
В книге, посвященной истории завода, рассказывается, как в 9 часов 30 минут последовала команда: «Приступить к загрузке!» Тонны угольной шихты ссыпаются из бункеров загрузочного вагона в раскаленное чрево печи. За прочными стенками печной камеры начался процесс коксования. Угольная смесь (шихта), нагреваясь без доступа воздуха, постепенно превращается в кокс. А образующийся при этом газ поступает в цех улавливания, где из него извлекаются бензол и смола. 
2 апреля, почти через 26 часов после загрузки, машинист коксовыталкивателя под звуки духового оркестра подает штангу толкателя в печь, и из раскаленной камеры появляется первый кокс. Многотонным огненным водопадом низвергается он в тушильный вагон. Раскаленный воздух над ним дрожит и будто плавится, искажая очертания предметов. 
А спустя ещё 25 дней первый газ поступил в Москву. 
 
 
ПТИЦА ФЕНИКС - СИМВОЛ ПРЕДПРИЯТИЯ 
 
Позже товарным знаком завода стала птица Феникс. Впоследствии он украсил и герб города Видное, для которого коксогазовый завод стал градообразующим предприятием. Красивый символ не только образно иллюстрирует заводскую технологию, в процессе которой уголь, пройдя через пламя коксовых печей, преобразуется в кокс, но и непростую заводскую историю. 
В конце 50-х годов в стране стали активно осваиваться месторождения природного газа, строились магистральные газопроводы, в том числе Саратов - Москва. Потребность в коксовом газе как источнике тепла отпала. И встал вопрос: как быть с заводом?
Возникла идея использовать коксовый газ для производства синтетического аммиака как важного источника сельхозудобрений. В свою очередь, аммиачное производство решили дополнить кислородным. Это было экономически целесообразно. 
Впервые в отечественной коксохимии были пущены производства синтетического аммиака и разделения воздуха с получением трех чистых продуктов - азота, кислорода и аргона. Москве предназначались кислород и аргон, промышленности - кокс, сельскому хозяйству - аммиачные удобрения. С пуском аммиачного производства хозяйства Московской области получили возможность вносить на гектар пашни не 9,4 кг азота, а 35! Тогда и появились в сельхозпредприятиях Ленинского района Подмосковья интенсивные технологии возделывания культур с использованием аммиачной воды с коксогазового завода. 
Но это ещё не всё. В процессе производства образовывались газы, содержащие углекислоту с примесью сероводорода, нафталина, аммиака и цианистых соединений. Решено было использовать их для производства товарной углекислоты и сухого льда. 
Вскоре новый метод был отработан, и с 1971 года завод начал поставлять предприятиям Москвы до 6 тысяч тонн в год жидкой углекислоты и сухого льда. 
Послужив стране, в 90-е годы аммиачное производство было закрыто как нерентабельное. 
 
 
УГОЛЬ ЕСТЬ, ДЫМА НЕТ! 
 
В середине прошлого века на всех коксохимах загрузка печей происходила одинаково. Люковые, подцепив крюками, сдвигали трёхпудовые крышки загрузочных люков. Как только в печь начинала сыпаться шихта, оттуда тут же вырывались густые клубы дыма и угольной пыли. Люди работали буквально на ощупь, задыхаясь от едкого дыма. Текучка кадров на этом виде работ была очень большая. Да и в атмосферу выбрасывались далеко не безвредные вещества, что беспокоило жителей города Видное и близлежащих московских кварталов. 
Специалисты всего мира бились над этой проблемой. Но решить её удалось именно коксогазовцам. 
Начали, как говорится, с малого. Из оргстекла сделали модель печной камеры и загрузочного вагона. Подвели трубки от маленького воздушного компрессора, чтобы создавать в камере избыточное давление, и приготовили мешок угольной шихты. День за днём, месяц за месяцем проводились эксперименты, в которых участвовали все - руководители, рабочие, инженеры. Была отработана новая технология загрузки, выявлены узлы и детали, требующие переделки. Пришло время переносить эксперименты на производство. И вновь были надежды, сомнения, разочарования ... 
Наконец, пришёл долгожданный день испытаний. Вот к печной камере двинулся разгрузочный вагон. Смонтированное на нём устройство подхватило и отвело в сторону крышки, на люки опустился герметичный заслон. Прошумела падающая в камеру шихта, прогудела разравнивающая её планирная штанга. И всё - ни газа, ни пыли. Так в 1955 впервые в стране была осуществлена бездымная загрузка печных камер. 
Внедрение новой технологии позволило на 95 процентов устранить загазованность на верху коксовых батарей. Минчермет рекомендовал внедрить этот метод на всех коксохимических заводах страны. А работники МКГЗ на этом не успокоились и старались усовершенствовать процесс. Так что со временем им удалось «победить» и оставшиеся пять процентов. 
 
 
ВЫСОКАЯ ЦЕНА НАГРАД 
 
В 60-е годы в производственной жизни завода произошло ещё одно важное событие. В 1965 году значительно возросла потребность заводов центральных областей страны в литейном коксе. Литейный кокс - более качественный, с низким содержанием серы - используется в машиностроении. Делать его сложнее, чем кокс других марок. Необходимо было найти завод, который сумел бы быстро перестроить технологию. Выбор пал на МКГЗ. 
Для выпуска литейного кокса решили использовать печорские угли, которые раньше на заводе не использовались, и угли Кузнецкого бассейна. Не было подобного опыта и на других коксохимических предприятиях. 
Созданная творческая группа разработала план реконструкции заводского оборудования. Менее чем за год была проведена огромная работа по модернизации коксосортировки и углеподготовительного цеха. В июне 1967 года на предприятия центрального района страны поступил первый литейный кокс МКГЗ. А в феврале 1976 года он был аттестован государственным Знаком качества. 
Завод не только доказал свою жизнеспособность, но и вышел в разряд передовых предприятий. Именно в этот период заслуги предприятия были отмечены серьёзными наградами, которыми коллектив по праву гордится до сих пор. 1 ноября 1967 года М КГЗ удостоен звания "Завод имени 50-летия Великого Октября». В 1971 году за успехи в выполнении заданий 8-й пятилетки, а также за повышение культуры производства Президиум Верховного Совета СССР наградил завод орденом Трудового Красного Знамени. А в 1986 году, после того как МКГЗ 80 кварталов подряд удерживал первенство во Всесоюзном соцсоревновании, переходящее Красное Знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ было передано заводу на вечное хранение. 
Близость к столице, где был сосредоточен основной научно-исследовательский потенциал страны, способствовала тесному сотрудничеству завода с наукой. Постоянное стремление к творческому поиску и внедрению передовых технологий обусловило создание на заводе специального экспериментального подразделения. Таким испытательным полигоном стал цех опытного коксования (ЦОК) – научно-экспериментальная база для всей отечественной коксохимии, да и других отраслей химической промышленности. Здесь были опробованы многие технические и технологические инновации, которые впоследствии нашли применение на многих заводах страны.
 
 
КРИЗИСАМ ВОПРЕКИ 
Критический период для «Москокса», как и для многих а промышленных предприятий, наступил. 90-е годы. Коксовым 11 батареям исполнилось 40 лет, несмотря на то что среднетехнический срок «жизни» коксовых печей составляет 25 лет. Требовалась срочная перекладка всех четырех коксовых батарей. Задача непростая, тем более в период, когда страна переживала экономический хаос. Но тогдашнего директора Юрия Тимофеева это не смутило. 
В ноябре 1992 года была остановлена на демонтаж третья батарея. Видевшие это коксовики до сих пор с содроганием вспоминают, как рушилось пламенное сердце завода! Не верилось, что когда-нибудь печи восстанут из руин. Но уже к концу 1994 года была завершена реконструкция первого блока. К концу 1996-го - реконструкция всего цеха. А с 1997 года в России восстановилась потребность в коксе. В то время, когда многие отечественные «коксохимы» были закрыты или работали на сниженной мощности, «Москокс» наращивал производство. И В 2003 году выдал миллион тонн качественного литейного кокса. 
Параллельно с коксовым цехом реконструировались и модернизировались другие подразделения. Завод завершал календарное тысячелетие обновленным производством, которое к тому же было более безопасным с точки зрения экологии.
Новый период в биографии завода начался в 2006 году, когда предприятие вошло в состав компании «Мечеп». В 2007 году завод выдал 1 млн 203 тонны кокса, поставив рекорд нового века. А в 2010 году - 1 млн 270 тысяч тонн! 2008 году «Москокс» удостоился специального приза областного конкурса в номинации «Лучшее промышленное предприятие».
Увы, экономическая ситуация не способствовала процветанию завода. После 2010 года цены на кокс упали, при этом стоимость угля осталась высокой. Завод работал с серьезными убытками. Но благодаря поддержке мощной компании «Москоксу» удалось не только выжить, но и выйти на новый качественный уровень. 
За последние несколько лет, благодаря усилиям специалистов и технологов, более избиратель ному подходу к сырью, качество кокса намного улучшилось. Более того, завод практикует индивидуальный подход к клиенту, выдавая продукцию с такими качественными характеристиками, которые необходимы каждому конкретному потребителю. Благодаря этому, «Москокс» расширил географию поставок за счет зарубежных рынков. И сегодня составляет достойную конкуренцию даже более молодым коксохимическим предприятиям. 
 
 
ИЗ «КОКСОГРЯЗЕВОГО» - В КОКСОПАРКОВЫЙ 
Заводские старожилы помнят, каким был завод в первые годы жизни. Цеховые здания возвышались посреди голой низины, перерезанной канавами и кучами земли. Нигде ни деревца, ни кустика. А в ненастье - сплошная непролазная грязь. Однажды в дождливый, слякотный день приехал на МКГЗ ответственный товарищ. Ему показали завод и посёлок. Он поскакал по лужам между цехами и изрёк: 
- Что завод построили - это, конечно, хорошо. Одного не пойму, как именовать его - то ли коксогазовым, то ли коксогрязевым. 
Сегодня у коллег с других предприятий и руководителей разного уровня, приезжающих на 
«Москокс», совсем другие впечатления. 
Многие с подозрением спрашивают: «У вас завод-то работает?» И их можно понять. Чистая, утопающая в зелени территория «Москокса» больше напоминает парк, чем действующее производство. 
... А начиналось всё в 1950-е годы. Директор МКГЗ Павел Фёдорович Гаевский выступил с необычной инициативой не ограничиваться обустройством дорог и газонов, а разбить на заводской территории настоящий яблоневый сад. Да не где-нибудь, а прямо возле коксовых батарей! 
Многие тогда встретили это предложение усмешкой. Но прошло несколько лет - и завод преобразился. Теперь каждую весну он окутывается дымкой цветущих яблонь и вишен. А осенью воздух насыщен ароматом спелых плодов. Возле ремонтно-строительного отделения созревают сливы. А рядом с ремонтно-механическим цехом - виноград. Так что по осени коксогазовцы собирают богатый урожай. 
Возле каждого подразделения клумбы с лилиями, ирисами, подсолнухами. А возле здания РМЦ каждый год распускается не меньше полусотни розовых бутонов. 
Вся эта растительная роскошь привлекает птиц, бабочек и даже диких животных. На окраине завода периодически замечают лисиц. Порой пробегают хорьки. А белки вообще чувствуют себя как дома. 
И руководители, и работники гордятся своим красавцем-заводом и не жалеют сил на то, чтобы удерживать за ним славу самого чистого и зелёного предприятия. 
 
«СЕМЕЙНЫЙ» ЗАВОД 
После войны около 700 фронтовиков устроились на МКГЗ сначала строителями, а после пуска остались работать на предприятии. И трудились так же героически, как воевали. 
Многие из нынешних работников являются представителями трудовых династий, начало которым положили заводские первостроители, закалённые в боях с фашистами. У каждого третьего на предприятии трудятся родители, дети, супруги. 
В настоящее время самая  многочисленная заводская семья - Антоновы. Все мужчины этой семьи трудятся в коксовом цехе. Владимир Анатольевич Антонов - электрогазосварщик. Старший его сын Михаил работает слесарем, два другие трудятся на коксосортировке: Константин - слесарем, Андрей - бригадиром. Их мама Ирина Антонова - контролер ОТК. Супруга Андрея Бэлла работает в УПЦ машинистом питателя. Вот такая большая заводская семья! 
У династии Грачёвых - Подолиных вся семейная история тоже связана с МКГЗ. Обе фамилии известны на заводе с 1950-х годов. Сегодня в цехе улавливания трудятся глава семьи Владимир Грачёв, его дочь Надежда с мужем Александром Подолиным и внук Сергей. 
Замечательный семейный «квартет» составила в железнодорожном цехе династия Басенко. Глава семьи Эдуард работает машинистом тепловоза. А жена Валентина и дочери Ольга и Наталья - приёмосдатчицы груза и багажа. 
 
КАССЕТЫ, ДУХИ, ОГУРЦЫ ... 
Коксохимическое производство вряд ли ассоциируется с приятными запахами. Хотя ... Был период, когда «Москокс» благоухал розами, европейским парфюмом и элитными сортами пива. 
В разгар 90-х, когда коксовым батареям была необходима срочная перекладка, предприятию остро требовались «живые» деньги. И принесли их товары народного потребления. 
В 1989 году на заводе смонтировали установку по производству жидких моющих средств для посуды, сантехники, автомобилей. Выпускались также шампуни для людей и собак. Причём бытовую химию делали биоразлагаемой, то есть безвредной для окружающей среды. Попав в канализацию, она разлагалась на безопасные элементы. 
В 1990-м году был введён в эксплуатацию участок по производству видео- и аудиокассет марки «MCW». Выпускались они на японском оборудовании, с использованием японской технологии и комплектующих. Кассеты были качественными и потому популярными. Согласно подсчётам заводских экономистов, одна кассета по стоимости «догоняла» почти тонну кокса! 
В центральной заводской лаборатории разливались духи и одеколон под названием «Silk». 
В заводских теплицах выращивали и продавали огурцы, помидоры и цветы на продажу. А в 1991 году на «Москоксе» стали . выпускать ... пиво! Это производство стало предметом особой гордости заводчан, поскольку качество пенного напитка было отменным. 
Очень необычно выглядят рекламные объявления того времени в газете Московский коксохимик», предлагавшие наряду с традиционной продукцией завода замечательные духи, роскошные розы, огурцы, моющие средства, живое пиво произведенные на Московском коксогазовом заводе! 
 
 
 
Видновские вести. – 2016 г. – № 21. – 1 апреля. – С. 4-5.


Автор:  Ирина АЛЕКСЕЕВА 

Прочитано 261 раз Последнее изменение Четверг, 10 Май 2018 14:10
Другие материалы в этой категории: « «Защитники неба» Степаныч »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA