All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Межпоселенческая библиотека Ленинского муниципального района

Московской области (МБУК "МБ")













Древнее село Булатниково

Оцените материал
(0 голосов)

История села Булатникова даже сегодня, в ХХI веке, хранит множество загадок. Например, неизвестна точная дата возникновения села. Часть исследователей считает, что начало родословной этого селения уходит в XV век. Однако документальных доказательств этому пока не найдено. По свидетельству видновского краеведа Геннадия Гарина, Булатниково впервые упомянуто в документах как дворцовое село в 1560 году. Что же представляло оно в ту пору и почему стало дворцовым?

Вотчина царевича

Ivan GrozniiВ середине XVI века в состав Булатникова вошло сельцо Старое Губцово, выменянное по распоряжению царя Ивана Грозного у Чудова монастыря. Однако помимо него, Булатниково имело и другие приселки. Например, село Спасское на правом берегу реки Обитцы (Битцы). Сохранившиеся сведения об этом приселке проливают свет и на историю села Булатниково. Мы достоверно знаем, что Иван Грозный отдал это село в качестве подмосковной вотчины своему старшему сыну – царевичу Ивану Ивановичу. А приобретенное царем сельцо Губцово, что была пустошь Губцово, и Булатниковский приселок Спасский числились, как сообщают документы, за второй женой «царевича Ивана Ивановича за царицею Прасковьею Михайловною».

Судя по всему, в планы Ивана Грозного входило, чтобы дворцовое село Булатниково играло примерно такую роль в жизни семьи сына-царевича, какую в жизни царя играло расположенное неподалеку село Коломенское.

Как это обычно бывало в русской топонимике, село Спасское получило свое название от имевшегося в нем храма во имя Всемилостивого Спаса. Но интересная деталь: храма уже не существовало к моменту, когда приселок стал числиться за царицею Прасковьею Михайловною. А из этого можно сделать вывод, что и сам храм, и село, названное в честь него, а следовательно, и само Булатниково имеют древнее происхождение, во всяком случае, они существовали лет за 50-70 до того, как были отданы царевичу Ивану и его жене.

В какие годы был сделан царский подарок сыну, установить несложно. Царевич Иван родился в Москве в 1554 году от брака Ивана Грозного с Анастасией Романовной. Отец рано начал брать его с собой на приемы иностранных послов и в различные поездки. Сын участвовал и в опричных бесчинствах, разгроме Новгорода Великого, но несмотря на такие проявления жестокости, имел определенный политический и полководческий талант.

В ноябре 1571 года 17-летний царевич женится на Евдокии Сабуровой, но через короткое время по настоянию отца отправляет супругу в Суздальский Покровский девичий монастырь, где она была пострижена под именем инокини Александры. Второй раз царевич женится в 1574 году на дочери боярского сына Михаила Тимофеевича Петрова-Соловова Прасковье (в некоторых источниках – Феодосья, а Прасковья – имя, полученное при пострижении в иноческий чин), с которой прожил чуть более пяти лет.

В конце 1579 года царицу постигла участь первой жены, и она, хотя и приняла монашеский постриг в Белозерском девичьем монастыре, через некоторое время также оказалась в Суздальском Покровском. Считается, что причиной развода была бездетность царицы, но только сам царевич, хоть и женившись через два года в третий раз, наследников на свет произвести так и не успел, трагически погибнув от руки собственного отца…

Надо сказать, что и после пострижения в монахини царица Прасковья Михайловна оказалась в центре политических событий того времени. В 1587 году тогдашний правитель России Борис Годунов раскрыл заговор князей Шуйских против царствующей семьи. Шуйские хотели разлучить царя Федора Иоанновича и его супругу царицу Ирину Годунову под предлогом ее бесплодия. Дети бывшего владельца сельца Острединского, отличившиеся на полях сражений, герои обороны Пскова от полчищ Стефана Батория, князья и бояре Иван и Андрей Шуйские были обвинены в заговоре и подверглись ссылке в свои поместья.

Один из них, Иван Петрович Шуйский, отправляясь в ссылку, остановился проездом в Суздальском Покровском девичьем монастыре, где пригласил к себе в гости в родовое село Лопатницы близ Суздаля игуменью и бывшую царицу Прасковью Михайловну. Последние не увидели в этом ничего предосудительного и посетили опального князя. Об этом моментально стало известно в Москве Борису Годунову от другой бывшей царицы, инокини Александры, к которой царедворец был расположен, и расправа над князем Иваном Шуйским не заставила себя ждать…

Содержание бывшей царицы после этого резко ухудшилось. Однако она прожила еще много лет. Самозванец Дмитрий перевел ее в Московский Вознесенский монастырь как жертву тирана Годунова. В этом монастыре она мирно и окончила свои дни в 1622 году…

Хотя царевич Иван с женой недолго владели Булатниковским приселком Спасским, но в эти годы здесь был построен новый храм – церковь Боголепного Преображения. Но и он не сохранился, вероятно, не выдержав испытаний Смутного времени. К моменту раздачи дворцового села Булатниково в поместья при царе Михаиле Федоровиче отмечено, что в приселке есть «место церковное, что бывала церковь».

Раздел села

Reconstrukcija mestnosti 2Не все периоды истории села Булатниково хорошо изучены. Поэтому придется пропустить полвека и обратиться к следующему, уже упомянутому и достаточно хорошо известному периоду, когда в 30-х годах XVII столетия это дворцовое село было «роздано» различным помещикам и вотчиникам: «Село Булатниково, что бывало государево, дворцовое, на речке на Журавенке, а ныне в роздаче за разными помещики» – так сообщалось в документах 1626 года.

Однако было бы неправильно считать, что решение о «роздаче» этого дворцового села в поместья было принято в названный год для новой царской родни – Стрешневых, после женитьбы царя на Евдокии Стрешневой.

Краеведы Смысловы обнаружили документы, которые свидетельствуют о том, что раздел села Булатниково начался раньше, еще в 1621 году, когда Иван и Петр Кондыревы за заслуги в «московском осадном сидении в королевичев приход» в Ратуеве стане из земель села Булатниково получили в совместную собственность очень большую по размеру вотчину, расположенную по обоим берегам речки Обитцы. Раздел, кстати, тогда был возможен, потому что за селом были закреплены значительные земельные угодья.

Судя по найденным документам, в 1626 году состоялся окончательный раздел. Первыми были произведены в помещики при окончательной «роздаче» села Булатниково Фёдор и Иван Степановичи Стрешневы, которые в тот год стали новыми родственниками царя: они приходились дядьями Евдокии Лукьяновне, а также ее двоюродный брат Степан Федорович Стрешнев – сын Федора Степановича. Документально установлено, что в этой «роздаче» участвовали князь Иван – княж Петров, сын Львов, а также дворянин Иван Гаврилов – сын Кондырев. В «роздаче» 1626 года с большой степенью вероятности могли участвовать и другие лица, например, дьяк Мина Кириллович Грязев, князь Василий – княж Петров, сын Львов…

Земельные угодья села Булатниково были розданы следующим образом.

1. Московскому дворянину Ивану Гаврилову, сыну Кондыреву, достались из бывшего дворцового села Булатниково, как следует из документов того времени, следующие земли:

– «…деревня Мяхкая на речке на Обитце, в ней пашни всякие 30 четвертей бес четверика со крестьяны;

– пустошь Печетниковская на речке на Печетниковке, да к ней же припущено в пашню оселок, что словет пустошь Вишенка: пашни всякие 24 четверти;

– пустошь Петряйкова, Петряевка тож, на Петряевском враге: пашни 7 четвертей;

– деревня Вяхирева на речке на Обитце: пашни 18 четвертей и со крестьяны; – пустошь Высокая, Язвенка тож, на речке на Язвенке, в ней пашни 28 четвертей, сена по речке по Язвенке 15 копен, лесу 2 десятины, да лес Черной вопче и всего пашни паханные…

А во 139 году (1626 год) то ево Иваново поместье, Кондырева, деревня Мяхкая, деревня Вяхирева с пустошми продано ему в вотчину со всеми угодьи».

2. В совместное владение Ивану и Петру Гавриловым, детям Кондыревым, досталось:

«Да по тем же писцовым книгам во оном же стану в вотчинах написано: …в вотчине, что им дано за Московское осадное сиденье в королевичев приход, сельцо, что было пустошь Жабкино на Жабкинском враге, у речки у Обитцы: пашни всякие 50 четвертей, лесу непашенного в длину на версту, а поперег на полверсты. Пустошь Вырубово ж на речке на Печатниковском ручью, да на речке на Обитце в ней пашни 16 четвертей. Пустошь Безнино на ручью на Безнине, пашни 14 четвертей, да лесом вопче с сельцом Жабкиным. И обоего пашни наездом пахано, а перелогом и лесом поросло, середние земли 100 четвертей. А доброю землею с наддачею 80 четвертей, да поверстного лесу в длину на версту, а поперек – на полверсты. Из которой вотчины надлежит оному Ивану Кондыреву половина, то есть доброй земли 40 четвертей, а другая такая ж половина должна астатца за братом ево Петром Кондыревым. Итого за Иваном Гавриловым сыном Кондыревым вотчины, выслуженные и купленные доброй земли 126 четвертей бес полуосьмины».

Этот старинный текст не совсем точен, так как Кондыревы владели не всеми этими землями, а только их половиной, в том числе и полусельцом Жабкино, а другая половина принадлежала братьям – Кузьме и Александру Даниловым детям Леонтьевым.

3. Князю Ивану – княж Петрову, сыну Львову, досталось:

– часть отхожего луга под Коломенским в 30 копен;

– часть самого села Булатниково: «место дворовое помещиково, да четыре места дворовых крестьянских» 195.

4. Стрешневым досталась большая часть угодий села Булатниково.

«Роздача» села Булатниково позволила определить всех владельцев земельных угодий как по левому, так и по правому берегу речки Язвенки. По левому берегу: пустошь Черепова, Черепаха тож, на речке Черепичке, левом притоке Язвенки, смежная с пустошами Кобылиными – за князем Иваном – княж Петровым, сыном Львовым; пустоши Починок, а Старое Кокорево тож, Афонасово, а Гришино тож, Кокорево и Кучино – за Стрешневыми: Федору Степанову и его сыну стольнику Степану Федорову – жеребий, равный двум третям, а Ивану Степанову – одна треть. По правому берегу: пустошь Высокая – за Иваном Гавриловым, сыном Кондыревым, пустоши Черногрязской вотчины Лукьяна Степановича Стрешнева.

Кантемиры в Булатникове

Dmitrii KantemirПеренесемся еще на несколько лет вперед... В начале XVIII века село Булатниково Пётр I пожаловал молдавскому господарю Дмитрию Константиновичу Кантемиру (1673-1723). У этого человека интересная биография, и о нем стоит хотя бы немного сказать...

В молодости Кантемир в качестве заложника пробыл четыре года в Константинополе, где изучил персидский и турецкий языки, занимался изучением истории, философии, математики и архитектуры, составил описание Молдавии и Турции.

В 1710 году он должен был принять участие в русско-турецкой войне на стороне Турции, но, желая избавить свою страну от турецкого ига, заключил с Петром I союз и в мае-июне 1711 года участвовал в Прутском походе, который закончился подписанием Прутского мира. Поход этот был неудачным для русской армии, она понесла поражение. И Дмитрий Кантемир вынужден со всей своей семьей и приближенными искать убежища в России. Здесь он получил княжеское достоинство, обширное имение в Харьковской губернии, право распоряжаться судьбой прибывших с ним в Россию молдаван. «Оный господарь человек зело умный и в советах способный», – пометил в записной книжке Пётр I и назначил его своим советником.

Царь щедро наградил союзника денежным жалованьем и деревнями, в том числе в Московском уезде. В 1712 году князь Дмитрий Кантемир попросил выделить ему «деревеньку дворов на 40», чтобы и дров, и сена, и всяких угодий довольно было, и от Москвы в близости. Пётр откликнулся на просьбу и пожаловал князю село Булатниково.

Исследования, проведенные видновским краеведом Геннадием Гариным, дают достаточно точную картину, что представляло собой село в ту пору. На возвышенном месте левого берега р. Журавенки стояла деревянная церковь во имя Рождества Пречистой Богородицы и рядом с ней – каменная церковь, недостроенная прежним владельцем В.В. Голицыным. Около нее лежали 300 белых отесанных камней, 32 больших столбовых и 200 – для выкладки ступеней, а также бочки с известью. На правом берегу речки находились усадебные постройки, конюшня на 20 стойл и 3 житницы. Но все они были очень ветхими, рамы из 64 окон старостой села вынуты и хранились в опечатанных подвальных помещениях вместе с оборудованием когда-то имевшейся в селе кузницы, серпами, косами, заступами и снятыми в хоромах дверьми. К речке примыкал фруктовый сад прежнего владельца, но и он порядком запустел.

Кроме 3-х дворов церковного причта, в селе было 32 крестьянских двора и 3 места, где ранее стояли дома крестьян, переселенных в Санкт-Петербург.

Reconstrukcija mestnostiСпустя 10 лет, согласно переписи 1722 года, в Булатникове, кроме семьи священника Ивана Иванова с детьми, числилось 32 крестьянских двора с 133 мужчинами; велено записать в подушный оклад 10 завезенных в село «волохов» – молодых людей в возрасте 20-35 лет.

Вскоре князь Дмитрий скончался, оставив после себя вдову, княгиню Настасью Ивановну, сыновей Матвея, Константина, Сергея и Антиоха и двух дочерей.

Четвертую часть Булатникова с 75 четвертями земли получила вдова князя, а остальное досталось его сыну Константину, поскольку Матвей, старший из сыновей, от наследства отказался, а другой – Антиох – не достиг совершеннолетия.

Кто из Кантемиров построил в селе господский дом, остается невыясненным, но из его описания следует, что это был одноэтажный деревянный дом на каменном фундаменте с передней и задней горницами, спальней, кузней, сенями и каменной пристройкой. Под стать дому была и мебель, среди которой выделялись большое зеркало в вызолоченной раме с двумя медными подсвечниками да 24 дубовых стула, обитых кожей.

Добрую память о себе оставил новый владелец Булатникова – офицер лейб-гвардии Преображенского полка Константин Дмитриевич Кантемир тем, что решился достроить каменную церковь, заложенную прежним владельцем. «В моей подмосковной вотчине в Ратуеве стану, в селе Булатникове, – писал он в марте 1745 года императрице Елизавете Петровне, – имеется деревянная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы, которая построена в давних годах, а ныне весьма ветхая. При оной деревянной ветхой церкви в прошлых годах заложена каменная церковь, но не достроена и поныне. А ныне оную каменную церковь я желаю строением завершить, поскольку на оную церковь принадлежащие к строению материалы приготовлены».

Когда было получено разрешение императрицы и благословление архиепископа Московского и Владимирского Иосифа, строительство возобновилось. Однако до конца осуществить задуманное Константин не успел, так как вскоре умер, и завершали строительство его братья. По их просьбе каменная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы была освящена в августе 1749 года. В таком виде однопрестольная белокаменная церковь с колокольнею простояла до 1840 года, когда была обновлена на средства Московской дворцовой конторы и вновь освящена.

Что касается самого имения, то в 1751 году княгиня Настасья Ивановна отдала свою долю в приданое дочери Екатерине, вышедшей замуж за капитана Измайловского полка князя Д.М. Голицына. Их свадьба с большим великолепием состоялась при дворе, в присутствии императрицы Елизаветы Петровны. После свадьбы слабая здоровьем Екатерина прожила всего 10 лет и скончалась в Париже. А Матвей и Сергей в 1757 году имение своего отца разделили полюбовно: Булатниково досталось Сергею. В 1780 году за князем С.Д. Кантемиром в селе числилось 262 души крепостных.

Последним владельцем Булатникова из рода Кантемиров стал отставной бригадир армии Сергей Дмитриевич Кантемир. В 1775 году князь Сергей продал Екатерине II свое село Черная Грязь (Царицыно) с деревнями, но по соседству с новым имением царицы себе он оставил село Булатниково и деревню Орехово.

После его смерти Булатниково в который уже раз перешло в дворцовое ведомство и было приписано к Царицынской дворцовой волости.

Антиох Кантемир

Antioh KantemirНельзя не сказать и еще об одном представителе рода Кантемиров, который в юности жил в Булатникове. Дмитрий Кантемир воспитал своих детей людьми просвещенными, но особенно большую известность получил его младший сын – Антиох Кантемир (1708-1744), поэт-сатирик, вошедший в историю русской литературы как первый писатель, применивший в своих произведениях современный ему русский язык, близкий к разговорной речи. В.Г. Белинский уже в XIX веке дал высокую оценку его творчеству: «Кантемир начал собою историю светской русской литературы, вот почему все, справедливо считая Ломоносова отцом русской литературы, в то же время не без оснований считают Кантемира начинателем ее истории».

Антиох Кантемир получил превосходное домашнее образование, дополненное кратковременным пребыванием в Греко-славянской академии и Академии наук. Детство и юность его прошли главным образом в Москве и Подмосковье. Наездами ему приходилось бывать, а в 1712-1732 годах даже непродолжительное время жить в Булатникове. Отца он потерял на 15-м году жизни. Кстати, любопытный факт: в своем духовном завещании Д. Кантемир отказал все свое имущество тому из своих сыновей, который проявит наибольшее расположение к научным занятиям, причем он имел в виду именно Антиоха, «в уме и науках от всех лучшего».

Однако судьба распорядилась несколько иначе, что, впрочем, не помешало Антиоху Кантемиру войти в истории нашей Родины и как поэту, и как ученому-просветителю, и как одному из первых отечественных философов. Известен он и как талантливый дипломат, который хорошо владел шестью европейскими языками, а также мог свободно изъясняться еще на трех языках.

CitataБудучи на дипломатической работе в Англии и Франции, Антиох поддерживал связи со многими европейскими просветителями-философами, был дружен с Монтескье, переписывался с Вольтером. И хотя эти связи обострили отношения Кантемира с русским правительством, тому все же приходилось считаться с Кантемиром как с дипломатом, обладавшим большим авторитетом в европейских столицах, хорошо разбирающимся в международных отношениях и умевшим действовать в сложнейшей обстановке. Знакомя Европу с русской наукой и культурой, Кантемир в то же время принес и в Россию достижения передовой европейской общественно-политической мысли. Литературная деятельность Кантемира началась в середине 1720-х годов. Он пишет любовную лирику, выполняет переводы с французского. К тому же времени относятся и первые его опыты в сатирическом жанре.

Первая его сатира появилась в 1729 году, она называлась «На хулящих учение». Сатира имела мощный политический подтекст – после смерти Петра I многие в России выступали против начатых им преобразований:

Гордость, леность, богатство – мудрость одолело,
Невежество знание уж местом посело;
То под митрой гордится, в шитом платье ходит,
Оно за красным сукном судит, полки водит.
Наука ободрана, в лоскутах обшита,
Из всех знатнейших домов с ругательством сбита.

Всего Кантемир сочинил девять сатир, последние четыре – за границей. В них, следуя традиции просвещения, он поучает «что такое хорошо, а что такое плохо», обличает пороки, как общественные, так и людские.

Литературную деятельность Кантемир рассматривает как свой гражданский долг: в предисловии ко второй своей сатире он пишет: «На последний же их вопрос, кто меня судьею поставил, ответствую: что все, что я пишу, – пишу по должности гражданина, отбивая все то, что согражданам моим вредно быть может».

В сатирах А. Кантемира высмеиваются мракобесы, невежды, святоши, реакционеры, льстивые царедворцы и другие враги просвещения. Едкий язык сатир бил и по непорядкам и злоупотреблениям дворянской монархии, и поэтому при жизни поэта эти произведения не вышли в печать, расходились по стране в рукописных списках и увидели свет только спустя много лет после его кончины. Первое издание его сатир, переведенных на французский язык, вышло в 1749 году в Лондоне. В России его сатиры впервые были изданы только в 1762 году, то есть через 18 лет после смерти автора.

Многие крылатые выражения из его стихов позднее стали пословицами и поговорками и прочно вошли в народный обиход.

Последние 12 лет своей короткой 36-летней жизни Антиох провел за границей, исполняя обязанности российского посланника, и умер он в Париже 11 апреля 1744 года. Тело поэта по его завещанию было погребено в Москве на Никольской улице в родовой усыпальнице князей Кантемиров. Ныне места его захоронения не существует, так как в 30-е годы XX века монастырь был взорван, а его прах не был перенесен…

Алексей Плотников, краевед

Видновские вести. – 2017. – № 73. – 20 окт. – с. 4-5.

Продолжение следует…

Прочитано 1028 раз Последнее изменение Воскресенье, 25 Март 2018 10:48

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA