All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Ленинского городского округа

Московской области (МБУК "ЦБС")













Радистка Дина

Оцените материал
(0 голосов)

radZz

Бирюкова Т.

О Надежде Ильиничне Карпенко, жительнице нашего района.

karpenkoРядом с нами живут необыкновенные люди – фронтовики. Она мечтала стать певицей, но судьба распорядилась по-иному. В расцвете молодости на целых три года она стала радисткой. Радистка Дина - так звали маленькую беловолосую девушку, которая была призвана на фронт в 1942 году и прослужила в 189 артиллерийском зенитном полку до окончания войны.

Родилась она в большом селе с красивым названием Пречистая в Ярославской области. Голос у Надежды тоже был чистый и красивый, сильный и приятный, она все время что-то напевала. Несколько раз девушка писала на радио с просьбой дать разъяснение, где учиться, чтобы петь в Большом театре. Дина, так звали Надежду с самого детства (няня была полячкой и называла ее Надина, а потом коротко – Дина), посещала с одноклассниками драмкружок при клубе, которым заведовал ее папа Илья Владимирович Кудрявцев. Мама, Анна Ивановна, работала в детских яслях. Жизнь казалась беззаботной, бегали на танцы в клуб, заглядывались на ребят, но под руку прохаживалась только с подругами, везде ходили стайками. Окончила Надежда десять классов в 1941 году. Экзамены, разговоры о будущем, грандиозные планы…

Началась война, но многим казалось, что она быстро закончится. "Нам не страшен любой враг. Подумаешь, Германия, какая ерунда", – так говорила и Надежда, провожая знакомых ребят на фронт. Отца забрали на войну, он погиб в первые же дни. Всех, кто остался, привлекали к оборонительным работам. Однажды Надежде пришла повестка, она должна была явиться в город Галич для строительства дороги, но когда к месту назначения она добралась вместе с односельчанами, руководителей строительства уже не было: их тоже мобилизовали. Пришлось возвращаться домой. Шли пешком 180 км, в кровь разбили ноги.

Вести с фронта были нерадостные, опасно стало и у них на станции, где формировали составы, перевозили грузы. Часто разбрасывали немецкие листовки, которые не разрешалось поднимать, но люди тайком поднимали, читали и быстро выбрасывали. В одной из листовок было указано, что в один из дней будут бомбить станцию. Брат Надежды вырыл глубокую яму около дома. Когда услышали гул самолетов, сразу спрятались в ней. Взрывы на станции были сильные, рассыпалась одна стена дома, но все остались живы.

Надежда была маленького роста, и когда она по повестке приходила в военкомат, её отправляли обратно. Тогда Надежда отправилась в областной военкомат, который находился в Ярославле. Более полутора тысяч молодых девушек погрузили зимой 1942 года в вагоны. Никто не знал, куда их везут, а ехали 17 суток, выходить не разрешалось. Посреди вагона стояла печка-буржуйка, но тепла на всех не хватало. Остановились в Волхове, предстояло перейти Ладогу, мороз был очень сильный, всем выдали жир, чтобы намазать лицо и руки, иначе можно было их отморозить.

Подсаживали в кабину грузовиков, которые шли по льду. Страшно было, ехали с открытой дверью, чтобы можно было выпрыгнуть.

Военный городок, куда привезли Надежду и её спутниц, находился в 9 километрах от Ленинграда. Военная часть базировалась в Новодевяткино, – в войну это был пригород Ленинграда. Так, в 19 лет Надежда-Дина начала свою трудную дорогу к победе. Сколько таких дорог исколесила она, сколько километров прошагала с тяжелой катушкой на спине, сколько проводной связи протянула за время военных действий, обеспечивая связь на ленинградском участке фронта.

Зима 1942 года была суровой. Девушкам, никогда не носившим брюки, выдали обмундирование: мужские брюки-галифе, ботинки с обмотками. Днем проходили занятия: учили, как надо вворачивать "стаканчики" на столбах; катушку с телефонным проводом брали на плечи, одевали "когти" и лезли на столб, чтобы повесить, а потом натянуть провода. Ходили по оврагам и болотам, ведь нужно было быстрее наладить связь между разными частями войск, которые защищали Ленинград; ночью с рацией выводили в поле, обучали, как надо работать с ней, как поддерживать связь. Ноги постоянно были мокрые, за ночь одежда и обувь не успевали просохнуть. Как ни странно, болели редко несмотря на тяжелейшие условия: жили в землянках, двери и окна были из фанеры, укрывались чем придется. Только тем, кто ночью стоял на посту, выдавали валенки и полушубок.

Через некоторое время Дину (это имя прижилось в части) перевели телефонисткой на коммутатор, выдали брезентовые сапожки. Дежурили по 12 часов, а в свободное время охраняли склады или помогали на кухне.

В баню вывозили в Ленинград большими группами. В городе было много разрушенных домов, но специальные бригады устанавливали на фасады домов щиты с нарисованными окнами, чтобы жителям было не так страшно.

Ленинград бомбили ночью, вражеские самолеты пролетали над частью, казалось, вот-вот полетят бомбы…

– Однажды к нам в часть привезли группу девушек из осажденного города, они были так истощены, что нам было страшно смотреть на них. Нам как военным выдавали норму хлеба, нас кормили, неважно – зеленой мороженой картошкой или капустой, но регулярно. Девчат из Ленинграда надо было сначала подкормить. Многие из этих девушек вскоре умерли. Наш полк не принимал участия в боях, но каждый день над нами летали самолеты, каждый день у зениток неотлучно дежурили девушки, защищая блокадный город, а мы обеспечивали связь фронту. Нам очень хорошо был виден салют в честь прорыва блокады в январе 1944 года, зенитки стреляли и стреляли. Мы смотрели и радовались, целовались, плакали, – вспоминает Надежда Ильинична.

В мае при демобилизации ей выдали узел с американской одеждой: пальто, головной убор, обувь, платье, костюм… Сначала муж, бывший разведчик и начальник прожекторной части, увез её к себе на родину в Каширу, а потом в 1950 году они приехали в поселок Видное, стали работать на МКГЗ. Муж был машинистом, жена – оператором в железнодорожном цехе, оформляла документы на вагоны с разными грузами.

Жили сначала в бараке, где ютились еще 8 человек. Трудностей было немало, но главное – наступили мирные будни, а это такое счастье!

Сегодня Надежда Ильинична Карпенко живет с внучкой и правнучкой. "Есть еще силы, радуюсь за детей и внуков, что они живут в мирное время. Хочется, чтобы последующие поколения никогда не узнали ужасов войны. А в День Победы обязательно помянем всех, кто не вернулся," – говорит она. 
Видновские вести. - 2009. - № 24. - С. 3.
 
Фото из семейного архива Н.И. Карпенко. 

Автор:  Бирюкова Т.
Прочитано 366 раз Последнее изменение Среда, 04 Апрель 2018 12:21
Другие материалы в этой категории: « Юность моя в огне Радость каждого дня »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA