All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Ленинского городского округа

Московской области (МБУК "ЦБС")













Мисайлово времен Евгения Зубова

Оцените материал
(1 Голосовать)

Жители деревни Мисайлово вспоминают то, что было полвека назад.

Воспетый Евгением Зубовым мир ушел навсегда, ушел безвозвратно.

А вместе с ним стала историей красота окрестных мест, служившая ему источником вдохновения, небо и земля – просторный дом вольных птиц и зверей, вековой уклад деревенской жизни.

Но остались зубовские дневники, остались воспоминания земляков, которые позволяют нам перенестись на полвека назад в Мисайлово, о котором писал и в котором жил Евгений Зубов.

Евгений Зубов

Из дневника

27 марта 1970 года

Мне пошёл 29-й год! Внушительная цифра. Вчера, в день моего рождения, видел утром скворцов. Один скворец сидел на макушке столба, пел, а другой в обществе грачей, чьи перья на солнце отдают белесым блеском, бегал по помойке в поисках пищи. Да, трудно им сейчас. Очень робко наступает весна. Ручейки лишь на дорогах. Снежный наст по-настоящему ещё не разрезан искрящимися в солнечных лучах ручьями. Ещё совсем мало проталин. Слишком нерешительно светит солнце. Да и t невысока. Днём +2°, а ночью до –10° мороза. Но поют, звенят в саду синицы, они пока там полновластные хозяева. Сад стоит по пояс в снегу. И ничто пока не нарушает здесь его покой. Нога человека не ступит сюда ещё несколько недель.

Александр Чугунов

CHUG1AAВыпускник Московского авиационного института. Корреспондент газеты «Город Жуковский». Летчик-спортсмен 1 МГАК ДОСААФ. Художник дизайнер. В 2004 г. окончил Православный Свято-Тихоновский институт. Религиовед. Окончил Российский православный университет Святого Иоанна Богослова. Член Российского союза писателей

Мисайлово - рай моей юности

 

   Поиски земного рая и поныне занимают учёных и богословов. А мне вот известно доподлинно, что в 1960-1970 годы поистине райским местом для таких как я подростков были окрестности деревни Мисайлово – заповедная территория в лесах, на склонах огромной вымоины – поймы Москвы-реки – с центром в селе Остров, изобилующая неописуемыми панорамами и естественными каскадами прудов разного происхождения: песчаных, торфяных, илистых, естественных, промышленных или просто запруд.

Ощутив себя заправским путешественником, ты мог выбрать тот или иной маршрут и целый день не выныривать из блаженства, сменяя одни забавы другими… Катание на берёзках, «тарзанка», салочки на деревьях, купание, скатывание внутри автомобильных баллонов в воду и плавание на них, походы за кукурузой, свежим горошком, рыбалка…   Помню, как в нашем тайном шалаше на деревьях поселилась белка. Когда мы потревожили её, она укусила одного из нас за палец. За это белка была изловлена. Но в неволе не прожила и двух дней.

   В карьере часто велись учебные стрельбы, и мы детьми дожидались своей очереди, чтобы пойти туда и насобирать, как мы их называли, «штычков», то есть пуль, застрявших в песке. Там же, в карьере, мы любили, пролетев на «тарзанке» расстояние на высоте двух-трёх этажей, сорваться вниз и погрузиться в рыхлый песок. А после, выбравшись, купаться в каких-нибудь пятидесяти метрах от этого места.

 Каждый пруд в окрестностях Мисайлова – а их было не менее десяти - имел название. И каждое название – это целая история, мир историй. Помню за одним из прудов притаившееся в тенистых зарослях небольшое деревенское кладбище - таинственное место, где на тебя взирали лица ушедших людей. 

Но и в самом Мисайлове имелись места, облюбованные нами. Почти за каждым домом, за огородом, располагался вишнёвый сад. В этих садах мы, как обезьяны, жили на ветках и питались их плодами, забывая о существовании обедов и ужинов.

Из этого-то сада рано утром, пройдя сырой и тёмной тропкой, выбираешься… на Солнце. Оно вставало из влажной золотой пшеницы, занимавшей весь холм до карьера, пруда и оврагов. И только далеко на севере мрачным напоминанием о городе виднелись всегда трубы Капотни.

Игорь Чугунов

CHUG1IAВыпускник Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского. До 2019 г. - на научных должностях в учреждении Министерства обороны Российской федерации. Полковник, кандидат технических наук.

 

Рыбалка времен Евгения Зубова

Особый рельеф местности, на которой расположена деревня Мисайлово, обеспечивал многообразие пейзажей, сочетающих близко расположенные овраги, холмы и равнину. Одновременно можно было наблюдать густой, холодный туман оврага и лучи уходящего за лес теплого летнего солнца.

Буквально завораживал вид в сторону села Остров. Иногда удавалось рассмотреть огромные белые силуэты плывущих по реке Москва кораблей. Видно было лишь верхние палубы и казалось, что корабли идут по земле.

Если все это дополнить пением соловьев, лягушачьими перекличками, голосами играющих детей и разными другими звуками, в том числе пролетающих самолетов, получалась гармоничная картина под названием Родина и жизнь.  

На фоне этой непередаваемой красоты и рыбачил Евгений Зубов. Ветераны рыбалки помнят то время, когда во всех Мисайловских прудах водился не белый, а «красный карась». Его золотистый окрас радовал. Был он чуть повыше в холке белого карася. Когда и почему белый карась вытеснил красный не ясно.

Особое место в рыбацких мисайловских воспоминаниях занимают «бочаги». Целый каскад прудов разной величины, соединенных местами протоками, множество полуостровов и островов, заросших прибрежной растительностью, манили рыбаков не только уловом, но и экстримом, как сейчас принято говорить. Проходы между прудами были очень топкими, а торфяные берега рыхлыми. Ловилась щука и плотва, а «красный карась» попадался до ½ килограмма.

Мисайловские пруды – это место сбора единомышленников и, как правило, хорошо знающих друг друга людей. И когда основное время утреннего клева истекает, наступает время театрализованного представления, которое завораживает своей простотой, оригинальностью и … . Взаимные безобидные шутки буквально взрывают обстановку. Смеются все. Рыбалка уходит на второй план.

Несмотря на частоколы сплошных высоких заборов и многочисленных новостроек мисайловские места по-прежнему узнаваемы. При всех произошедших переменах, рельеф местности деревни и окрестностей, сохранившиеся пруды, нетронутые в основном леса, а также возможность долго и проникновенно смотреть в островскую даль, поддаваясь воспоминаниям, смягчают грусть о невозвратно ушедшем и дают силы воспринимать свой край изменившемся, но по-прежнему Родным.

Фотопейзажи  Игоря Чугунова.

 

Прочитано 141 раз Последнее изменение Воскресенье, 04 Апрель 2021 10:24

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA