All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Межпоселенческая библиотека Ленинского муниципального района

Московской области (МБУК "МБ")













Николай Цветоватый (1945-2017)

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

 Член Союза писателей России. Действительный член Академии российской словесности, кандидат филологических наук. Автор 10-ти поэтических книг и более 100 статей.

Обладатель премии «Золотое перо Московии» (2004). Лауреат литературной премии им. Роберта Рождественского (2006) Победитель литературного конкурса «Наша победа. Наша история.
Наша память» (2015).
В сентябре 2017 года Николай Цветоватый ушел из жизни на 72-м году, оставив читателям немало прекрасных стихотворений – исторических, библейских, военных, пейзажных, вошедших в золотой фонд поэзии Подмосковья.
 

 

 

Творчество подлинного поэта – не бесперебойный конвейер по производству стихов и поэм.

Бывает, немота надолго поражает творца. И тогда он ощущает себя ненужным и потерянным. Но истинный поэт знает и периоды необычайного подъема, когда и божество и вдохновенье без остатка завладевают душой, очнувшейся от немоты.

Именно таким, полным трудов и значимых итогов, стало последние два десятилетия для Цветоватого. Всего с 1995 по 2016 год вышли 15 книг его стихов и одна – прозы. Кроме уже названных, это поэтические сборники ≪Непрожитая жизнь≫ (2003), ≪Буквица≫ (2003), ≪Личное дело≫ (2004),

≪От первого лица≫ (2005), ≪Второе “Я”≫ (2007, 2008), ≪Простые вещи≫ (2008), ≪Курс Личности≫ (2010), двухтомник избранных стихотворений ≪Обратный отсчёт≫ (2010), ≪Полет осеннего листа≫ (2013). В 2016 году увидела свет книга прозы ≪≪Неправильный путеводитель≫.

Творческая активность Николая Цветоватого не была обделена вниманием читателей и критики и принесли ему заслуженный успех. В 2003 году решением представительного жюри его включили в число 12-ти лучших поэтов, участников областного конкурса ≪Поэтическое Подмосковье≫. В следующем году его книга стихов ≪Непрожитая жизнь≫ была отмечена премией ≪Золотое перо Московии≫. А еще через год за сборник ≪Личное дело≫ Николай Цветоватый удостоился премии имени К.С. Станиславского.

В следующем 2006-м была взята новая высота. Поэт стал обладателем высшей литературной награды Московской области – премии имени Роберта Рождественского.

Последний его успех связан с участием в 2015 году в подмосковном конкурсе ≪Наша Победа. Наша история. Наша память≫, посвященного 70-летию Победы в Великой Отечественной войне и Году литературы в России. Поэта удостоили специального приза ≪За сохранение и приумножение традиций литературного творчества≫.

Николай Цветоватый оставил читателям немало прекрасных стихотворений. Прежде всего, это исторические, библейские, военные и пейзажные вещи, которые вошли в золотой фонд подмосковной поэзии. Им суждена долгая жизнь. А вместе с ними суждена долгая жизнь и их автору – поэту Николаю Цветоватому.

Алексей ЗИМЕНКОВ,

секретарь правления Московской областной организации

Союза писателей России,

председатель Литературного объединения

им. Филиппа Шкулёва

 

 

Я в душной кухне красил окна,

надменно керогаз гудел.

Был в паутину воздух соткан.

Он потом на лицо осел.

Ложилась краска голубая,

и вдруг во мне родилась мысль.

И померещилась другая,

другая жизнь,

Другая кисть.

Не на скрипучей табуретке,

а на взметнувшихся лесах

стою, расписывая фреску.

И в голубые небеса

глаза Христа глядят спокойно

при виде близости креста.

А перед ним, под небом знойным,

Голгофы жуткой простота.

И, растворясь в лазури неба,

через века тот взгляд поплыл...

Я в этой церкви не был.

Не был,

но все же знаю:

я там был!

То на скрипучей табуретке,

держа замасленную кисть,

во мне пропела песню предка

чужая жизнь, родная жизнь

 

Иордан

Я думал, слово ≪Иордан≫ –

синоним волн и перекатов,

воды в просторах необъятных,

как необъятен океан.

А оказалось все не так.

В густой траве, едва заметен,

ручей змеится тонкой плетью.

Ручей, а вовсе не река.

Но разве это умалит

явление Христа народу?

И как вошел Он в эту воду

под звуки песен и молитв?

Как шли сюда со всех сторон

евреи, словно в синагогу,

на эту узкую протоку,

где будет целый мир крещен.

 

Накануне

Нагим пришел я в этот мир,

нагим и ухожу.

Простор Земли и неба ширь,

я вам принадлежу.

Богатство, слава и любовь –

все обратится в прах.

Извечны только неба кров

и травы на лугах.

Извечны пестрые цветы

и солнца желтый круг.

А сколько было суеты

и тщетности потуг…

Жизнь просвистела словно миг,

а впереди ни зги.

Нагим пришел я в этот мир

и ухожу нагим.

 

Иван

Перед иконами пав на колени,

истово бился желтым челом

за преступления, за прегрешения

страшной души, изувеченной злом.

В кровь разбивая вялую кожу,

силился горечь души заглушить.

И, ужасаясь собственным прошлым,

истово жаждал в кротости жить.

С пола поднялся, как светом облился,

собственной верой радостно пьян.

Как же он верил!

Как же молился!

Грозный Иван

 

Шесть лет

Саше

Шесть лет. И детства половина

мелькнула в играх, кутерьме

цепочкой яркой и недлинной,

но осязаемой вполне.

Шесть лет. Под окнами береза

еще макушкой в облаках,

и по ночам пугают грозы,

но гладит мамина рука.

Шесть лет. Еще трава по пояс,

роса, туман, я весь продрог,

но, промелькнувший мимо поезд,

как вестник будущих дорог.

Шесть лет. Зачин самосознанья

и отношения к словам.

И переход от ожиданья

к самостоятельным шагам.

Шесть лет. Еще не в первом классе,

но как охота повзрослеть!

В шесть лет настолько мир прекрасен

что непонятно слово ≪смерть≫.

 

Танго. 1943 год

Ему чуть больше двадцати,

безусый, узенький мальчишка.

И шаг его ничуть не слышен,

он не танцует, он летит.

Что из того, что однорук,

пустой рукав в карман заправлен?

Но нет ему на свете равных,

танцует, ловок и упруг.

А в двадцать лет одна рука

нисколько счастью не преграда.

И мерно брякают награды

на белом кителе слегка.

Не вспоминая про войну,

он водит в танце свою даму.

И Козин им поет про тайну,

про море, звезды и луну.

Поодаль барышни стоят,

им кавалеров не хватает,

а патефон в ночи мечтает,

про то, как дивен вешний сад.

И кавалер среди весны

для них, как будто принц волшебный,

как херувим, слетевший с неба –

предвестник жизни без войны.

 

Чистый четверг

В четверг, под Пасху, моем окна,

сор выметаем за порог.

И пахнет в воздухе прогоркло

теплом оттаявших дорог.

То по обочинам сухую

траву сжигает ребятня.

И дым, по вольности тоскуя,

струится в ранних зеленях.

Апрель на редкость разошелся,

уже по-летнему тепло,

и снег, и слякоть, и пороша -

все растворилось, все ушло.

Все так спешило обновиться,

как будто бы за холода

трава, деревья, звери, птицы

с теплом простились навсегда.

О как чудесно это время,

когда в прозрачности весны

ты слышишь звуки обновленья,

а не продрогшей тишины.

И шорох снега, хруст мороза

сменились шелестом дождей.

И сок прозрачный на березах,

как росный свет счастливых дней.

 

Земное счастье

Мне надо остаться вдвоём с тишиной,

чтоб снова услышать, как в детстве,

жужжанье стрекоз над ленивой водой

затерянной речки безвестной.

Увидеть, как щука под ивой в тени

стоит, шевеля плавниками,

как жаркое солнце, уткнувшись в зенит,

сквозь облако льётся лучами.

Услышать, увидеть и в сердце впустить

земное спокойное счастье,

чтоб всею душою его ощутить,

как первое, в детстве, причастье.

Прочитано 54 раз Последнее изменение Воскресенье, 20 Октябрь 2019 10:16
Администратор

Администратор организации

Сайт: biblio-vidnoe.ru

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA