All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Ленинского городского округа

Московской области (МБУК "ЦБС")













Четверг, 21 Январь 2021 12:13

Конкурс "Чародеи". Работы участников: проза

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

 

Беляева Виктория

Белякова Анна

Бирюкова Татьяна

Вилисова Яна

Власова Наталья

Гныря Павел

Куликова Татьяна

Миндубаев Гасим

Панова Юлия

Потапова Тамара

Толстокоров Влад

Селеменева Тамара

Солдатенкова Анна

Чалгаева Яна

Черкашина Майя

 


Елкина макушка

Перед самым Новым Годом, в деревне Ватрушкино, бабуля и дедуля ждали своих внуков – Павлика и Тусю.

Дедушка привез из леса пушистую елочку и поставил греться в комнате. Бабушка достала картонную коробку с разноцветными игрушками, ватным снеговиком, конфетти и включила радио. Старенький пластмассовый приемник крутил веселые песни про танцы снежинок и ледяные узоры на окнах.

Павлик и Туся приехали вместе с родителями и большим псом Жуковским. Его так звали, потому что, когда он лаял, все думали, это пес так стихи читает. А еще он любил рассматривать жуков.

Бабуля и дедуля обрадовались, что вся семья в сборе и даже Жуковскому разрешили греться вместе с елочкой у похожей на раскрытую гармошку, батареи. Дед лишь для порядка сказал басом:

– Только чур, Жуковский, ведите себя по-человечески!

Пес кивнул и ответил:

– Гав гав гав, гаааав, гаааав. Гавффффуаф, фуафф, фуафф.

Бабуля открывала коробку с елочными украшениями и подмигнула:

– Ну, а теперь красавицу нашу хвойную наряжайте. Пришло ее время иголочное, праздничное, веселое.

Елочка от таких слов расправила, распушила ветки еще сильнее и в комнате стало пахнуть смолой, шишками и настоящим Новым Годом.

Диктор по радио важным голосом рассказывал жителям деревни Ватрушкино, какую колбасу надо резать в салат “Оливье” и какую шубу надо покупать для селедки. Бабушка и мама сразу же побежали запасаться колбасой и шубой. А дедушка и папа решили, что надо скорее отремонтировать телевизор, чтобы не пропустить Новогодний концерт и бой Курантов.

Когда Павлик и Туся остались в комнате с елкой и Жуковским, то принялись рассматривать игрушки. Они переливались разноцветными огоньками, там были бабочки, снегири, рыбы, белки и даже корова с теленком. Ребята очень хотели наряжать елку, но так и не смогли решить, как лучше это сделать. Туся желала украсить елочку бантами, конфетами и бабочками, а Пашка утверждал, что лучше будет повесить на ветки вертолет, парашюты и маленький серебристый поезд. Он так и сказал:

– Ясное же дело, что на поезде Новый Год в сто раз быстрее доедет, чем на корове!

Туся хихикнула и сказала:

– С чего ты вообще взял, что Новый Год на поездах приезжает. То же мне, специалист.

Они спорили, но договориться не сумели, поэтому поделили елочку на две части. Туся сказала:

– Тебе, Пашка, левая часть елки, которая ближе к батарее, а мне правая.

А Пашка поставил руки в боки, нахмурил брови и ответил:

– Чего это мне левая часть, я, может быть, мечтал о правой. И вообще, правая ближе к двери, а значит, ближе к празднику, поэтому должна быть моей. Если праздник войдет не настоящий, а нарошечный, я сразу пойму и прогоню его. Так-то.

Тогда Жуковский вмешался в разговор, перебив ребят лаем:

–  Гагаф, гагаф, гаффф афф, гаффф афф.

Туся поправила хвостики и ответила:

– Так и быть. Значит, я буду слева у батареи наряжать елочку. А праздник я и в окошко увижу.

Снизу-вверх ребята стали наряжать ёлочку в серебристую мишуру и разноцветные бусы. На елку запрыгнули стеклянные зайцы, взлетел бумажный самолет и даже целая семейка ласточек.

Елочка стала переливаться дождиками, бантами и перламутровыми шарами. С кухни запахло жареным гусем и малиновым киселем. Туся и Пашка поняли, что Новый Год уже был не далеко от Ватрушкино.

Жуковский сидел у окна и глядел, как кружится снежный хоровод, и от него отделяются хлопья, взлетают, а потом падают на землю. Пес думал, что это летают белые жуки и мухи.

Елка была почти совсем наряжена, оставалось только украсить ее лохматую макушку.

Туся сказала:

– Елочка - девочка, а значит украсить ее верхушку надо короной.

Павлик засунул руки в карманы и ответил:

– Ну уж нет. Не нужны Новому Году эти девчачьи штуки. Я вот фонарь на макушку елки повешу.

А Жуковский ничего не сказал, потому что смотреть, как летают снежные мухи ему было гораздо интереснее.

И тогда Туся молча стала вешать на макушку корону, а Павлик фонарик.

Елка скидывала то корону, то фонарик, ведь у нее была всего одна макушка. От того, что Туся и Пашка толкали ее туда-сюда, елочка потеряла несколько изумрудных иголок и уронила бусы.  Тогда Пашка крепко-прикрепко обхватил елку, чтобы Туся не смогла ее притянуть к себе. И сказал:

– Не девчачье это дело, макушки наряжать!

Туся хотела заплакать, но разозлилась и дернула елку так, что Пашка повалился вместе с ней. Тогда Жуковский подскочил и перед самым ковром поймал елку вместе с Пашкой и Тусей. Поднял всех их двумя огромными лапами и долго-долго лаял:

– Гав, гав, гавуууф, Туфффф, Пуфффф, бубуфффф

Туся покраснела, Пашка побледнел. Им стало и стыдно, и страшно от того, что они чуть не потеряли все праздничное настроение. Оно могло выскочить в дверь или вылететь в окно. И вдруг, на самом дне коробки они увидели маленькую красную звездочку. Елочка наклонила к ней свою макушку, так ребята сразу поняли, что лесной гостье нравится это украшение. И Туся сказала:

– Бери, Пашка, звездочку, для макушки, а мы с Жуковским елочку бусами снова украсим, а рядом твой фонарь повесим.

Пашка шмыгнул носом и ответил:

– Другое дело. Не возражаю.

Как только звездочка оказалась на макушке, а бусы с фонарем на ветках, диктор по радио сказал:

– А теперь, друзья, всем пора усаживаться за стол, потому что в деревне Ватрушкино вот-вот наступит Новый Год!

Виктория Беляева


Любимые щёчки

Она вышла из подъезда и, стуча каблучками, направилась к метро. Он окликнул её. Сердце сжалось и забилось быстрее. Она ускорилась. Он тоже. Она побежала. Он тоже.

− Зай, подожди, − Илья дотронулся до её плеча.

 Вот бы стать невидимкой, и всё закончится! Бархат его голоса ласкал слух. Арина улыбнулась.

− А ты поправилась... Такие щёчки, я тебя не сразу узнал.

− Придурок! − вспыхнула она, отдёрнула свою руку и побежала.

− Стой!

− Отстань! Я спешу!

− Так любимые щёчки же! − крикнул он ей вслед, не видя, как боролась она сама с собой.

***

Прошло 4 месяца, как Арина собрала вещи и уехала. Она научилась жить без него. Было странным − не думать о нём после пробуждения или перед сном. 5 лет из жизни не вычеркнуть. За это время случилось много хорошего, но плохого − больше. Последняя попытка сохранить отношения провалилась с треском. Илья всё чаще психовал, был грубым и невнимательным. Спустя 4 месяца после расставания она вдруг поняла, что без него жить можно. И даже весело стало, легко. Пока сегодня Илья снова не появился.

Арина захлопнула книжку. Всё равно буквы скачут по строчкам, будто на дискотеке. Мысли путались. Она посмотрела на телефон, он молчал. В памяти то и дело возникали картинки их знакомства.

***

Ей 19, ему 23. Она кажется ему лучезарной, он ей − обаятельным. Для неё всё ново и интересно. Прилежная ученица повзрослела. Позади школьные уроки, музыкалка и тонна прочитанных книг. Теперь перед ней открываются неизведанные страницы общения с молодым человеком. С тем, кому она нравится. О! Она может нравиться! С тем, кто смотрит на неё с восхищением. А что в ней такого, чтобы на неё так смотрели? С тем, кто так много шутит, а она заливисто смеётся в ответ. С мужчиной рядом может быть так хорошо?

Ему тоже интересно. Он никогда не встречал таких, как она.

***

В день знакомства они сидели в ресторанчике в центре Москвы. Скрипач возле их столика играл виртуозно и громко. Приходилось наклоняться друг к другу ближе, чтобы услышать, кто что говорит. Ещё ближе и ещё...

− Какая милая у тебя шляпка, − произнёс Илья, помогая Арине надеть пальто.

«Какой галантный», − подумала она.

***

На катке столпился народ. Гремела музыка, сверкали разноцветные огни. Илья походил на павлина, который распушил хвост. Придерживал Арину за руку, учил ездить назад, показывал витиеватые дорожки.

− Зай, смотри! − крикнул он и крутанул в воздухе «тулуп».

От неожиданности она потеряла равновесие и упала. Он помог ей подняться, она застыла в его объятиях. Весь мир вокруг замер, были только его глаза и губы...

− Я тебя люблю, − сказал он тихо. А потом поцеловал, нежно и трепетно. Земля пошатнулась, а звёзды на небе засияли ещё ярче.

***

− На бильярде умеешь играть? − спросил он, провожая её.

− Умею, люблю, выигрываю, − смело заявила девушка.

− Завтра приеду, сыграем, − подмигнул он и сжал покрепче её ладонь.

Арине так нравилось, когда Илья держал её за руку своей крепкой, тёплой рукой.

− Я дарю тебе этот талисман, − на своей ладони она увидела небольшой брелок в виде клыка.

Арина удивлённо посмотрела на Илью.

− Когда будет сложно, он подскажет, − ответил Илья и накрыл ладонь девушки своей рукой.

***

Приглушённый свет в помещении не давал Арине разглядеть получше своего спутника. Вроде весёлый, общительный, нежный, но какой-то странный. И что со взглядом?

Илья ударил по шару, промахнулся. Теперь настала её очередь бить. Арина наклонилась, прицелилась и вдруг подняла глаза на Илью. Он стоял как раз под самой лампой. Девушка замерла. Что-то было не то с его глазами, но что?

Положила кий, подошла.

− Что с тобой?

− В смысле? − хихикнул он.

Арина пожала плечами. «Может, придираюсь?», − мучительно гоняла она мысли про себя. Посмотрела ещё раз на глаза: зрачки были сильно расширены.

− Ну... ты какой−то странный.

− Нет, обычный.

− Ладно.

Продолжили игру, но ощущение странности не покидало. Выходя на улицу, Илья стал рассказывать историю про друзей:

− И представляешь, он забивает косяк…

Он осёкся, она напряглась. «Так вот оно что...»

− Что ты так смотришь? − его лицо исказила дебильная ухмылка.

− Так ты под этим делом что ли?

− Ну подумаешь, курнул травы чуток с ребятами.

Она стояла, словно изваяние, хлопая ресницами. «Какой позор!» − это была первая мысль отличницы. «А я ещё с ним целовалась!» − вторая. «Как он посмел прийти на свидание таким!» − третья. «Он наркоман!» − четвёртая. «Мамочки!» − пятая. После этого она развернулась и дала дёру. По скользкому тротуару на шпильках бежала, не видя ничего вокруг, поскальзываясь, сломя голову. Слёзы смешивались с мокрыми снежинками и размазывали косметику по лицу. Он бежал за ней, то и дело хватая за руку в попытке остановить.

Она отбивалась и бежала дальше. У подъезда девушка судорожно искала в сумочке ключи, но их там не было. Полезла в карман и одёрнула руку. Возникло ощущение, будто обожглась.

− Что с тобой?

− Не знаю, − еле сдерживая слёзы, ответила девушка. − Мне что-то обожгло руку. Посмотри, она вся красная!

Илья приложил руку к карману девушки и похлопал по ткани:

− Тихо-тихо, успокойся, ещё не время.

− Ты о чём и с кем ты разговариваешь? − ей стало страшно.

− Да так, шучу. Ничего у тебя там нет. Тебе показалось.

Она снова полезла в карман и нащупала там брелок в виде клыка. Он спокойно лежал на ладони. Гладкий и ледяной, как и полагает быть камню.

− Не звони мне, − сказала она строго и, немного замешкавшись, отдала брелок дарителю.

Тот в ответ лишь ухмыльнулся.

***

5 лет попыток помочь человеку выздороветь от того, от чего он не собирался выздоравливать. 5 лет жизни. 5 лет нервов. 5 лет надежды. 5 лет радости и тревог. 5 лет позади. А впереди...

Зажужжал телефон. Арина подошла. Смс. От него.

− Я люблю тебя, заинька. Прости меня.

Анна Белякова 


Рождество

Морозный зимний день подходил к концу, блеснул, украсил серебряной каймой облака и угас. На землю медленно опускались сумерки, а вместе с ними опустился Ангел. Он впервые ступил на землю, никогда не видел эту бескрайнюю пустыню, над которой пролетел, и которая почти вплотную подошла к окраине маленького города.

Ангел получил своё первое задание и прилетел, чтобы встретить новую жизнь, охранять её и направлять в нужную сторону. В семье, в которой уже были две девочки, должна была родиться и третья.

Был канун светлого Рождества. В домах загорелись огни на ёлках, их в этом году было много на елочных базарах, улицы были пустынны. Ангел нашёл дом, в котором должна была родиться его подопечная девочка, устроился в родильном зале на широком белом подоконнике, сложив аккуратно свои крылья. Время рождения ребёнка ещё не подошло, и Ангел стал смотреть в окно, за которым всё время было движение. Здание, в котором находился Ангел, стояло совсем близко к железнодорожной станции.  В обе стороны часто проходили составы с гружёнными вагонами, колёса стучали на стыках и убегали вдаль. Некоторые составы останавливались на станции, и тогда вдоль них ходили мужчины в форме, маленькими молоточками стучали по колёсам, осматривали их и двигались дальше.

В крае, куда прилетел Ангел, снега почти никогда не было, вернее иногда он падал на землю, но тут же таял. Но в этот вечер большие хлопья летели с неба, и вскоре улица, крыши домов, скамейки стали белыми. Сквозь белесую мглу горели красным, жёлтым и зелёным огнями высокие мачты семафоров. Шлагбаум то закрывал, то открывал путь пешеходам к вокзалу через стальные пути.

Очарование. Недолгую тишину прервали крики, возвращая Ангела к делу, по которому он и прилетел. В ярком свете ламп суетились около стола врач и медсестра в белых халатах. Ангел встрепенулся, он чуть было не пропустил момент рождения. Родившийся человек обычно начинал кричать, возвещая о том, что замысел творца удался, и установлена связь с миром. Но эта девочка молчала. Её поворачивали, хлопали по спинке, но она молчала. Ангела это насторожило, ведь его миссия начиналась после первого крика ребёнка. Только тогда он становился ангелом-хранителем и сопровождал человека по жизни: помогал в трудную минуту, подавал знаки, чтобы пришедший в мир человек не заблудился, а шёл по начертанному пути. Ангел совсем близко подошёл к девочке. Она смотрела на него голубыми глазами. Наконец, врачи что-то сделали с ребёнком, и девочка закричала. Ангел обрадовался. Начинается новая жизнь. Девочка, которую потом назовут Татьяной, не знала, что рядом с ней будет находиться Ангел. Но ни он, ни она не знали каким будет этот совместный путь и как долго парки будут тянуть нить жизни.

Белые снежинки порхали за окном и в свете фонаря кружились в медленном вальсе. Заснули и мать, и ребёнок. В тёмном небе загорелась звезда.

Рождественская путеводная звезда.  

 

Балетные туфельки или новая счастливая жизнь

Снег падал густыми хлопьями, укрывая всё вокруг, вскоре и дом, и сад, и дорожка с яркими фонариками стали необыкновенно красивыми и таинственными.

Приближалось сказочное Рождество и радостно к нему готовилась хозяйка. Пахнет корицей и ванилью. В гостиной с венецианскими окнами стоит большая ёлка с красивыми старинными игрушками, с расписными золочёнными стеклянными шарами и бусами, на густых ветках – голубые и красные банты, конфеты и маленькие ангелочки.  На камине – фарфоровые куклы разной величины, соперничающие в красоте между собой, а с камина, свесив лапу, смотрит вниз фарфоровый пёс. Эти игрушки давно уже встречают вместе с хозяйкой праздник.

Анна, красивая рано поседевшая женщина, уже много лет в предрождественский вечер одна. Её окружают только две кошки, и две собаки: одна домашняя, а пёс Майк – умная овчарка, – сторожит дом.

Анна поставила свечи перед портретами мужа и сына, улыбнулась женщине в светлом платье, вспомнила ушедших в иной мир родителей, бабушку. Грустно – уснула в слезах.

Большой дом окутала тишина, только в старом расписном сундуке с окантовкой медной полосой и коваными деталями по углам, привезённом из Индии, где хранилось множество домашних тапочек самой разной величины, продолжали шептаться, гордились, что у них такая гостеприимная хозяйка, что она бережно относится к обуви. Но тапочкам в сундуке было скучно. Так редко им удавалось увидеть красивые полы с натёртым паркетом, на котором отражались огоньки, скользили солнечные лучи и двигались тени. Иногда в доме сверкала большая люстра или едва мерцал огонёк свечи.

 – Ах, как долго у нас не было гостей, – вздохнув прошептали красивые с пушистым помпоном женские шлёпки после того, как всё в доме затихло.

 – Давно к хозяйке не приходила юная девушка, наверное, её дочь, с ножкой маленькой, как у Золушки. Может, уехала куда-нибудь.

– Да и господина с громким голосом, и весёлого старичка, и брата хозяйки из другого города, который любил громко петь, их тоже давно не видно –  добавили две пары одинаковых тапочек удобных, войлочных, – обидно, мы никому не нужны.

– Да, да, – пробасили большого размера мужские тапки, – нас тоже давно никто не берёт.

– И нас, и нас, – запищали детские туфельки.

Детских в сундуке было несколько, мягкие зимние и лёгкие летние. Кожаные с опушкой не вступали в общий разговор, они когда-то принадлежали бабушке Анны, гордились этим и даже считали себя важнее прочих. Зашептались всякие другие – их было больше всего. Эти тапочки надевали разные люди, которые приходили к Анне, они тоже старались угодить гостям, согреть их, быть удобными, чтобы все остались довольны. А ещё в сундуке лежали мягкие турецкие туфли, расписные с загнутыми носами и кломпы – традиционные деревянные башмаки из Голландии, их подарили хозяйке на день рождения, но они ей были маловаты по размеру. Удивительное соседство!

У всех тапочек была своя интересная история, их время от времени надевали, только балетные туфельки не доставали. Они лежали на самом дне сундука в углу. О них забыли?! Кому они принадлежали? Никто из находившихся в сундуке не знал их историю, и всем хотелось разгадать тайну. Износившиеся тапочки выбрасывали, приносили новые, но этот пакет с балетками просто не вытаскивали. Тапочки и туфли вспоминали прошлое и рассказывали о счастливых днях, когда у них были хозяева, в доме бывало много гостей и было весело.  Те, которым посчастливилось увидеть мир вне сундука, рассказывали о своих впечатлениях. Но, наконец, тапочки, переполненные счастливыми воспоминаниями, угомонились и заснули. В сундуке стало тихо. 

Утро. Хозяйка проснулась рано. Рождество! Радость наполнила сердце. Анна взяла со стола альбом, который листала накануне. Из него выпала маленькая фотография. С чёрно-белого фото ей радостно улыбалась девочка в балетной пачке. Анна вдруг вспомнила сон, в котором она кружилась на пуантах, потом падала, но чьи-то детские голубые глаза смотрели на неё с восхищением и любовью.

– Ой, это же я! Сколько мне здесь лет? – размышляла Анна, – шесть или семь?

Как давно это было. Воспоминания нахлынули, а вместе с ними и слёзы. Мечта стать балериной не исполнилась. Неосторожное падение и… она не могла больше стоять на пуантах.

– А где же маленькие балетные туфельки? – их подарили Анне после одного из выступлений, но она не успела в них ни разу потанцевать, – куда же я их положила?

Поспешила к сундуку, стоящему в чулане. Распахнула его, резко откинув крышку. Тапочки прижались друг к другу. Их госпожа никогда так не делала! Анна переворошила всё вверх дном и увидела свёрток – вот они, с розовыми лентами! Бережно повесила маленькие балетные туфельки на ёлку, смотрела и вспоминала, что хотела подарить их своей внучке. Много лет она не видела ни её, ни родителей, живущих далеко от родного дома.

Неожиданный звонок в дверь прервал воспоминания.

– Кто бы это мог прийти в такой ранний час? – подумала Анна, поспешив к двери. Открыла.  На пороге стояли близкие и родные Анне люди: дочь, которая жила в другой стране, Анна почти ничего о ней не знала и ребёнок с голубыми глазами, ну точно из увиденного накануне сна.

– С Рождеством, бабушка! – звонким голоском приветствовала девочка, – меня зовут Юлия.  

– Входите, дорогие, – едва удерживая слёзы, сказала Анна, – я рада видеть вас!

Анна нашла в расписном сундуке тапочки для дочери и для Юлии.

– Ах, какое счастье! Мы опять стали нужны! – восторженно шептали детские тапочки.

 О том же подумали и другие. Кажется, они снова увидят радость жизни.

Пили чай с пирогами и вели разговоры о прошлом и будущем. Внучка поступила в балетную школу. Какая удача! – сердце бабушки Анны затрепетало, в глазах заблестели слёзы. Девочка рассказывала о новой школе, о новых друзьях, щебетала и щебетала, как птичка, бегала по комнате, кружилась в танце с красивой куклой. Анна не ждала гостей, и у неё не было подарка для внучки. И тогда она сняла с ёлки балетные тапочки и подарила девочке. Верилось, что её давняя мечта сбудется и Юлия будет прекрасной балериной. Балетные туфельки ликовали – у них новая жизнь! Анна радостно улыбалась…

 

Снежинки счастья

Снежинки падали, кружась, на поля и луга, на застывшую в ледяных оковах речушку, на мосток, тропинку, крыши деревенских домиков с трубами, выпускающими белёсый дым, на дворы и сады, на широкую дорогу и лежащий за ней большой город.

Наталья долго стояла у окна и смотрела на снег, сначала мелкий, а потом медленно падающий красивыми большими хлопьями. Весь двор уже давно был им засыпан, сугробы выросли до самых окон, и только узкие тропинки были протоптаны до колодца, калитки и дворовых хозяйственных построек.

А в городе прохожие бежали по очищенным тротуарам, кто-то домой, кто-то по делам, кто-то радовался, что зима, наконец-то, заканчивается, кому-то каждодневный снег уже надоел, но никто из них не знал, что падающие снежинки в этот воскресный день не простые, они заряжены и несут в себе счастье!

Да-да. Дважды за долгую зиму для людей, живущих на нашей планете, густой снегопад приносит снежинки счастья, которого хватает на всех. Снег падает неожиданно даже в тех местах, где он никогда не лежит на земле. Но …как же его найти, как угадать, когда оно придёт к тебе, счастье, как почувствовать и удержать?

Слёзы Натальи уже не были такими горькими и солёными, как вначале, они по-прежнему горошинами скатывались по щекам и капали на широкий подоконник. Скорее, это были слёзы облегчения – она приняла решение. Твёрдое. И от этого сразу стало легче. Сердце стало биться ровнее. Наташа приехала в этот домик её детства и юности из большого города, она искала утешения и защиты, как в то время, когда бежала к маме, и мама решала все трудные вопросы. Нет уже мамы и вот уже три месяца, как нет вестей от мужа, который в маленькой тёплой стране выполняет служебный долг. Жив ли он?!

Сегодня она впервые почувствовала биение в ней другой жизни, поэтому слёзы радости и горечи перемешивались, но Наталья приняла правильное решение.

Снежинки кружились и кружились, показалось, что они, соприкасаясь со стеклом, тоненько звенят и просят впустить. Женщина приоткрыла окно, и хоровод снежинок устремился в комнату. Она подставила ладони. Снежинки были холодными и необыкновенно большими, искрились, как маленькие льдинки в электрическом свете, а вокруг каждой сияла радуга. Было удивительно красиво, но света она не зажигала. Лёгкая кисея раздулась парусом, струя холодного воздуха коснулась разгорячённого лица. Снежинки медленно таяли в горячих ладонях. Сверкающие капельки смешались с каплями слёз, и они засияли бриллиантами.

Дрожь пробежала по спине. Закрыла окно. Включила верхний свет. Звук пришедшего на телефон сообщения прервал размышления: «Всё нормально. Жив. Красивые снежинки. Здесь впервые выпал снег». Это было Счастье!

Девочку, родившуюся летом, Наталья с мужем, не обсуждая долго, назвали Снежаной. 

Татьяна Бирюкова


Бабушкина печь

Она занимала чуть меньше половины комнаты. Большая, старая, выбеленная печка. С просторной лежанкой, чугунными заслонками, небольшой духовкой и поддувалом – нижним люком. Стояла печка в кухне – отдельном маленьком домике, всего на две комнатки.

Зимним утром Бабушка вставала рано. Мне не разрешалось вылезать из-под одеяла, пока она не растопит печь. За ночь дом сильно остывал, и полы, если наступить босой ногой, казались ледяными. Я же следила во все глаза за действиями Бабушки. Первым делом она долго вычищала пепел из нутра печи, из жаровни. Потом выходила во двор и приносила вязанку дров. Ловко закладывала дрова "решёткой" внутри печи и оборачивала старой газетой. Когда всё было готово, поджигала спичками бумагу, огонь захватывал её и перебрасывался на дрова. В хате начинало пахнуть дымком, едва заметно. Разгорелась. Бабушка закрывала заслонку и открывала поддувало, для доступа кислорода. В тишине дома было слышно лишь тиканье часов на подоконнике, и звук огня в печи. Умиротворяюще, приятно, весело.

Через полчаса печка благодарно отдавала тепло. Нагревалась груба – часть стены, общая с печью. Я согревалась и вставала умываться.

Бабушка ставила на поверхность плиты сковородку, нарезала на деревянной дощечке сало. Вбрасывала его на, уже успевшую нагреться, сковороду. Сало принималось шкварчать, по комнате плыл дразнящий, веселый аромат. Туда же Бабушка вбивала пару яиц. Через несколько минут вкуснейший завтрак был готов. Я вмакивала хлеб в яичницу, смотря в крошечное окошко, сплошь покрытое морозными узорами.

- Как же узоры там появились, Бабушка?

- Дід Мороз намалював.

После затрака, я спрашивала:

- Ба, можно я подкину печку?

- Ні, я ті'ки підкинула. Ще пальці обпечеш, - отвечала Бабушка.

На лежанке сушились с осени грецкие орехи. Во дворе росло дерево, очень щедро отдававшее по осени свои плоды. Я колола их друг о друга. Чуть сладковатые, невообразимо вкусные...

Там же, на лежанке, согревались мои варежки и сапоги. Днём я тепло одевалась и выходила во двор. Сколько снега! Слепящее солнце и трескучий мороз, приятный хруст под ногами. Снег переливался самоцветами, глаз не отвести. Я лепила снежные фигурки, подбрасывала рассыпчатый снег вверх и, воображая себя кем-то из сказочных героев, веселилась от души.

Потом я заходила в дом греться. Внутри весело трещала печка, огонь шептал на разные лады свою песню. Бабушка раздевала меня и складывала обратно на лежанку мои варежки с сапогами. Потом угощала меня чем-то вкусным и незамысловатым, рассказывая свои добрые истории. А по всей комнате, через крошечные окошки, прыгали солнечные зайчики и было очень хорошо.

Яна Вилисова


Новогоднее имя

Под утро Серёже приснился страшный сон: он идёт по заснеженному полю, а где-то впереди – его мама. Он старается её догнать, но она уходит всё дальше, её уже не видно, и он понимает, что потерял её навсегда. «Мама! Мамочка!» – кричит он и просыпается. И сразу вспоминает о вчерашних событиях, сначала хороших, а потом – ужасных…

Начинался день чудесно! В школе уроков не было. Анна Фёдоровна, классный руководитель,  раздала дневники с оценками за вторую четверть. У Серёжи оказалось всего две четвёрки, остальные пятёрки. Потом завуч Мария Егоровна поздравила его с победой на районной олимпиаде по математике среди младших классов, вручила красивую грамоту, а весь класс ему аплодировал. От радости Серёжа забыл обо всём на свете – и ему очень хотелось, чтобы радость продолжалась! После школы он пошёл к Мишке, своему другу. У Мишки они ели ананасовый торт, смотрели боевик, играли в инопланетян, а потом Мишкин брат Димка повёл их на дальнюю горку. Там они катались на санках, ледянке и снегокате. Было так здорово, что захватывало дух!

В общем, Серёжка опомнился, когда уже начало темнеть, и только тогда сообразил, что за весь день не позвонил маме. Его мобильник остался в рюкзаке, а рюкзак – дома у Мишки. Но теперь идти за рюкзаком было некогда, надо было срочно бежать домой. Серёжка побежал, чуть не влетел под машину на переходе, возле своего дома увидел маму… У неё было такое лицо, про которое говорят: «лица нет». Она что-то кричала, плакала навзрыд и всё время повторяла: «Почему ты не позвонил? Ну почему ты не позвонил?!» А он и сам не понимал: правда, почему? Пришли домой, мама твердила, что искала его везде, что звонила ему на мобильник десять раз, а он не отвечал… Удивительно, но она даже не заметила, что он пришёл без рюкзака!

От всего происходящего Серёжка страшно растерялся: надо было объяснить маме всё по порядку, а он будто язык проглотил! Пришёл с работы отец, узнал о случившемся, очень рассердился и потребовал извинения. И тут Серёжа вдруг почувствовал страшную обиду! Неожиданно для самого себя выпалил: - Вы мне такой хороший день испортили! – и сам испугался своей дерзости. Отец потянулся за ремнём, но мама, хотя и была ещё в слезах, всё же спасла его от порки. Извиниться он так и не смог.  Ушёл в свою комнату, лёг в постель, долго плакал от горя. Кот Мурзик пришёл к нему, лёг рядом и заурчал. Стало чуточку легче, он обнял Мурзика и уснул. И вот теперь проснулся с тяжёлыми чувствами и  мыслями о том,  что ему приснилось и что было вчера наяву…

Серёжа приподнял голову, прислушался. Тишина! Встал, выглянул в коридор – никого. Проскользнул в туалет, потом в зал, на кухню – никого. Выглянул в окно: их машины на месте не было. Значит, мама и папа уехали, когда он спал. Подошёл к входной двери – она была заперта на ключ снаружи. Пошарил в карманах своей куртки, ключей не нашёл. Наверное, они тоже остались в ранце.  Городского телефона у них не было. Значит, он не может ни выйти, ни позвонить. Как в тюрьме… Ему стало страшно. И вообще, куда уехали и когда  вернутся родители? Никаких записок они ему не оставили. Серёжа приказал себе «не дрейфить», умылся, оделся и снова пошёл на кухню. Открыл холодильник. Там было много всякой еды. Разогрел кашу с сосисками, вскипятил чай. Позавтракал сам. Дал Мурзику полсосиски. Кот съел, потёрся о его ноги и замурлыкал в знак благодарности.

Серёжа вымыл посуду и пошёл в зал. Там стояла красивая ёлка почти до потолка. Он включил  гирлянду, замигали разноцветные лампочки. Но всё равно было тоскливо на душе. Включил телевизор: шли предновогодние концерты и фильмы, в том числе  «Один дома». Серёжка раньше смотрел этот фильм  и очень веселился. Сегодня он и сам был «один дома» накануне Нового года: оказывается, это совсем не смешно… Нашёл мультики на детском канале, смотрел часа два, пока не надоело. Родителей всё не было. Опять подкрался страх: а вдруг они не приедут к Новому году и ему придётся всю новогоднюю ночь провести одному взаперти? Он выбежал на лоджию, открыл окно и глянул вниз с высоты 10-го этажа. Город жил прекрасной весёлой жизнью последнего дня старого года. По улицам спешили с покупками и ёлками пешеходы, мимо них пролетали машины. Все торопились срочно завершить самые главные дела, чтобы к полуночи собраться за новогодним столом, поднять бокалы с шампанским и лимонадом и  быть счастливыми  в эту прекрасную, неповторимую зимнюю ночь! И только он, Серёжа, страшно наказан родителями за своё гадкое поведение, и не будет у него Нового года… Он заплакал.

Пошёл снег и скрыл панораму города. Было 5 часов дня,  за окнами стемнело. «До Нового года осталось семь часов, – подумал он. – Где же, всё-таки, мама и папа?» Нашёл в холодильнике салат оливье, немного съел, больше не хотелось. Попил сока, покормил Мурзика. Тут в дверь позвонили. Подбежал к двери, дрожащим голосом спросил: «Кто там?» Грубый голос сказал: «Открывай!» Он посмотрел в глазок: на площадке стоял незнакомый мужчина. «Вы ошиблись, не туда пришли», – сказал Серёжа. Мужчина за дверью выругался и стал стучать в дверь кулаком. Похоже, он был пьян. Серёжа понимал, что тот ничего ему не сделает, но всё равно дрожал. Наконец, собрался с духом и громко крикнул: «Уходи, а то сейчас милицию вызову!» Как ни странно, угроза подействовала, а может незнакомец понял, что ошибся адресом: он ругнулся и ушёл по лестнице вниз.

Серёжа вернулся в зал. Включил телевизор – и попал на какой-то ужастик. Чего там только не было! И монстры, и роботы, и красавцы-супергерои. Когда на экране столкнулись и разлетелись на куски две крутые иномарки, его огорошила мысль: а вдруг папа и мама разбились на машине?! От ужаса он просто похолодел. Что тогда будет с ним? Как он будет жить? Кто и когда найдёт его одного в квартире? «Мама вчера тоже подумала, что со мной что-то случилось, потому так ругалась и  плакала – подумал Серёжа. – Вдруг они теперь разбились, а я даже не извинился… И они меня никогда больше не смогут простить…» От этой мысли он прямо похолодел! Тут в телевизоре появилось такое страшилище, что Серёжка не выдержал: зарыдал в голос, бросился в свою комнату, накрылся с головой одеялом и, дрожа всем телом, стал призывать: «Мамочка, папочка! Приходите скорее! Я у вас прощения попрошу! Я больше никогда вас расстраивать не буду! Только приходите скорее!» Кто-то прыгнул на него сверху. Окончательно потеряв голову, Серёжка завопил – и услышал нежное мурлыкание. «Мурзик, миленький!» Схватил кота в охапку, укрылся одеялом вместе с ним и лежал, обессилев от переживаний.

И тут он услышал, что кто-то отпирает дверь… Папа!!! Наконец-то!!! Серёжа спрыгнул с кровати. Они бросились навстречу друг другу и крепко обнялись. Как же давно они не виделись,  как соскучились оба в этой странной разлуке!

– Папочка! Милый, хороший! Прости меня, пожалуйста! Я больше никогда не буду пропадать! Всегда-всегда звонить буду, и тебе и маме! Ой, а мама где? Я так вас ждал…

– Сыночек, дорогой, у нас большая радость! У тебя сестричка родилась!!! Всё хорошо! Так получилось, что пришлось срочно ехать с мамой в роддом, тебя одного оставили. Тебе тут не очень страшно было? Прости, пожалуйста, мы уехали, а ты спал…

– Ничего, всё в порядке, – тихо сказал Серёжа. Конечно,  он мог бы рассказать папе о своих ужасах, но вдруг стало стыдно: чего он так боялся, в самом деле? Ведь он уже вполне взрослый человек. И у него теперь есть младшая сестричка! Вот это подарок к Новому году! Здорово!!!

Папа стал звонить родным, делился главной новостью, приглашал встречать Новый год вместе. Серёжа был счастлив: придут его двоюродные братья и сёстры, вот будет весело! Они стали накрывать на стол. Хорошо, что мама  заранее угощение приготовила!

– Папа, а как назовём мою сестричку? – спросил он у отца.

– Мы с мамой придумали ей имя в честь Нового года: Снежана. Тебе нравится?

Снежана! Какое чудесное имя! Серёже казалось, что он летит на крыльях. Весь мир сиял яркими огнями. Совсем скоро наступит новый год их жизни. Он знал, он верил: всё будет хорошо в наступающем году. Они все будут счастливы: и мама, и папа, и он сам, и его маленькая сестрёнка. И Мурзик! И все хорошие люди. Ведь это совсем не трудно: быть счастливыми. Главное – любить, прощать и понимать друг друга. Остальное – приложится.

Власова Наталья


Снежинка (сказка)

 

Снежинка стояла на краю тучи и смотрела в неизвестность. Её подружки одна за другой прыгали вниз. Нет, она не боялась. Она наслаждалась торжественным моментом. Он был так волнительно ожидаем. Казался таким далёким и почти недостижимым. Но вот время пришло и осталось сделать только шаг.

Снежинка была неподражаемо красива. Уникальные многочисленные узоры, расходящиеся от центра к краям напоминали что-то невообразимое, фантастическое, волшебное.

Снежинка сделала глубокий вдох и, наконец, шагнула. Её сразу же подхватил ледяной ветер и закружил в удивительной карусели. Она смешалась с остальными снежинками, такими же прекрасными. Каждая из них была уникальна. Не было ни одного повторяющегося узора и размера. Они встречались друг с другом, сталкивались, обнимались и снова разлетались в разные стороны.

Снежинка любовалась полётом своих сестёр. Вверху сквозь вьюгу еле-еле проглядывали гаснущие звёзды и луна. Сбоку забрезжило тусклое зимнее солнце, оповещая, что наступило утро. И вот внизу показался город. Крыши домов и улицы были уже белыми от покрывающего всё вокруг снега.

Снежинка летела и впитывала в себя всю представшую перед ней картину. Деревья в парке, с ветки на ветку прыгает маленький рыжий зверёк, слышно чириканье птичек, по ровным улицам что-то двигалось со светящимися, как звёзды, огоньками жёлтого и красного цвета. Но было много других светящихся огоньков и на дороге? и в самих зданиях, стоящих повсюду. Казалось их никак не меньше, чем звёзд на небе.

Снежинка заметила, что здесь ветер дует не так сильно, как в вышине. И можно замедлить свой полёт, управлять им. Она стала заглядывать в светящиеся части домов. Вот там ничего не разглядеть – что-то мешает. Вот там странные существа сидят и едят. Вот там такие же существа наблюдают за полётом снежинок.

Снежинка почти достигла земли. Но тут внизу здания открылся светящийся проём? и в нём показались ещё два странных существа. Одно ускорилось и стало приближаться к Снежинке. И вдруг…

***

Женя встала рано, ещё за долго до будильника. Сегодня торжественный день! Первый утренник в детском садике! Костюм снежинки с вечера был наглажен и накрахмален. Так хотелось поскорее его надеть, поскорее выйти на сцену вместе со всеми детьми и станцевать танец снежинок, который так долго они ежедневно разучивали.

Женя с мамой позавтракали, собрались и вышли из квартиры. Когда они открыли дверь на улицу, то увидели почти волшебную картину: шёл пушистый снег. Снежинки были просто огромными. Они ложились мягким ковром на тротуар, на дорогу, на фонари, на машины. Вот это сюрприз от природы!

Женя выбежала на улицу и побежала на встречу снежинкам. И вдруг одна из снежинок упала ей на щёку. Начала таять и скатываться вниз. Мама подбежала к Жене, наклонилась и спросила: «Ты что? Плачешь?». «Мама, я не плачу. Это Снежинка прыгнула мне на лицо!» – ответила Женя и расхохоталась.

***

Первый снег – удивительное, радостное и волшебное событие!

Павел Гныря


Рождественский подарок

 

Приближалось Рождество, а у меня было тоскливо на душе. Вспоминались прошлые годы, когда мы под Новый год с дорогим моим мужем Валерием готовились к празднику, продумывали подарки, список гостей, угощения, наряжали елку. А теперь его уже полгода как нет на свете.

Я решила причаститься на Рождество, готовилась, постилась. Храм, в который я хожу, находится недалеко, но на горе, и ехать туда приходится на двух автобусах с пересадкой.

Рано утром на Рождество я уже была на остановке, но автобусы сонно стояли в отдалении и двигаться не собирались. Я начала нервничать, мне предстояло еще исповедаться, а тут такая задержка.

Увидев приближающуюся к соседней остановке маршрутку, я ринулась выяснять ее маршрут, а мимо моей остановки в это время проехал мой автобус. Так было досадно, и я подумала: «Видно Бог меня не любит, раз даже на причастие я не могу добраться». И стала удрученно ждать следующего автобуса.

Но все-таки я доехала до пересадки и вскочила в маршрутку. Протягиваю деньги водителю, а он, к моему удивлению, с жутким азиатским акцентом объясняет, что повезет меня бесплатно.

На исповеди я призналась, что роптала на Господа. После причастия стою в храме, и вдруг маленькая девочка, которая крутилась рядом, говорит маме, глядя на меня: «Какая маленькая бабушка…». Я улыбнулась, погладила ее по плечику и назвала Заинькой. Тогда она посмотрела на меня очень внимательно и заявила: «А бабушка-то молодая». Вот те раз! Редко такое услышишь в 76 лет. 

На обратном пути я вспоминала все по порядку и подумала, а ведь я получила подарок на Рождество: и причастилась, и деньги с меня не взяли, да еще и молодой назвали. А я, неразумная, роптала на Господа.

Татьяна Куликова

 


Пихта

Дед запряг в сани старую лошаденку, и они втроем: он, бабка и внучка отправились на ярмарку, на людей посмотреть, себя показать, ну и поторговать своими изделиями. Дедуля изготовлял корзины, и хорошо владел этим ремеслом, бабуля плела платки. В этот раз на ярмарке удалось распродать все, все, что привезли, что случалось редко. Теперь можно что-то купить к Рождеству.

Бабушке захотелось побаловать внучку, купить ей что-то вкусненькое, и они пошли к торговцу пряниками. Дед остался при санях.

К этому торговцу вместе с ними, подошли еще покупатели, девчонки – гимназистки.

Гимназистки обратили внимание на внучку: красивую маленькую девочку, со светлыми волосами и белой кожей.

– Ой, смотрите, ведь это же Снегурочка. – сказала одна из них.

– Тебя, что, слепили из снега? – спросила другая девочка.

– Если её слепили из снега, стало быть, ей осталось жить только до весны, потом растает.

Бабушке не понравились разговоры гимназисток.

– Зачем вы говорите ей такие слова: осталось жить до весны. Не дай бог, сглазите.

Одна гимназистка была явно не здорова, и сильно кашляла. Она попросила прощения за своих неразумных подруг, и подарила девочке, похожей на Снегурочку, конфету, погладила её по головке, и поцеловала в лобик.

Через несколько дней после возвращения с ярмарки, внучка заболела.

У неё начался сильный жар, и она уже с трудом поднималась с постели.  Стал ей сниться один и тот же сон: катится громадное, почти до небес, колесо, и оно горит. Бабушка летом, когда во время грозы гремел гром, всегда говорила ей: вот на каких колёсах ездит бог. Теперь полыхающее колесо боженьки, девочка видит в кошмарных сновидениях.

Бабушка была уверена, что внучку сглазили гимназистки, а дед говорил, что она чем-то заболела. Кого, теперь звать: доктора, если это хворь, или колдуна, если это сглаз?

Жила когда-то в соседней деревне баба-знахарка, успешно лечившая целебными травами, но ходили слухи, что она колдунья. У этой бабе родилась дочка, у дочки то же родилась дочка, которая доводилась знахарке внучкой. У внучки родился мальчик. По всем поверьям, бытовавшим в народе, этот мальчик должен был стать колдуном-чародеем.

Из уст в уста, из поколения в поколение, у них в роду передавались знания о целебных свойствах трав, и хранили они свои знания в секрете.

Мальчик вырос, стал взрослым мужчиной, знахарем-травником, его приняли на службу лесником. Теперь о нем стали говорить, что он колдун.

Бабушка позвала этого лесника-колдуна, узнать, сглаз у внучки, или она чем-то болеет.

Лесник пришел, принес с собой пучок сушеного зверобоя.

– Эту травку, вам надо всегда иметь при себе, тогда сглаз и порча не пристанут. – сказал он бабуле.

– А как называется эта травка? – спросила его бабка, но колдун промолчал, не стал говорить.

Подошел к кровати, где лежала внучка, потрогал голову, голова была горячая.

– Это не сглаз, и не порча. У неё хворь, которая у нас появилась недавно. Наши травы, против этой хвори бессильны, и ей поможет только дерево с целебным запахом, которое называется пихта. У нас это дерево не растет, но в Сибири этой пихты много. – сказал травник.

Насчет пихты он, секретничать не стал, пусть люди знают о её целебных свойствах, хотя она в здешних местах и не растет.

Разговор бабки и лесника, слышал, живущий в избе Домовой, и захотелось ему помочь внучке. Поговорил с живущим в бане Банником. Решили, что надо встретиться и переговорить с хозяином леса, Лешим.

Пришли навестить его. Рассказали ему, что случилось, там, где они живут, и попросили помочь девчушке.

– Да, колдун прав, не растет пихта в наших лесах, но у меня есть брат в Сибири, приглашу его погостить, и скажу пусть прихватит с собой пихту, и не одну, а несколько, может кому еще понадобится. – сказал Леший.

В деревне уже знали, у деда-корзинщика захворала внучка, а вылечить её может сибирская ёлка, которая называется пихтой, и захотелось одному подлому мужику нажиться на чужой беде.

Пошел этот хитрец в лес, срубить ёлочку, и принести её корзинщику, мол, вот тебе дед пихта, и за это забрать у него козу.

Но его в лесу увидели зайцы, крепостные Лешего. Сообщили хозяину, что среди его любимых ёлок, ходит какой-то человек с топором.

Долго высматривал мужик, что срубить, и выбрал небольшую ёлочку, чтобы легче было нести, и когда замахнулся топором, сзади услышал сердитый голос:

– Ты что здесь делаешь?

Перепугался, но когда обернулся, и увидел маленького старичка, ростом ему по пояс, осмелел, стал наглым.

– Видишь, у меня топор, я сейчас с тобой такое сотворю…

Договорить не успел, этот маленький старичок, неожиданно превратился в великана, ростом выше деревьев.

– Да я тебя сейчас на одну ладошку посажу, а другой прихлопну, – прокричал великан, и протянул к нему громадные руки.

Мужик от страха жутко завопил, и кинулся бежать.

– Держи его, держи, – кричал ему в след Леший.

Но ловить мужика Леший не собирался, хотел только напугать его.

Добежал этот мужик до своей избы и рухнул замертво, как загнанная лошадь. Люди видели, что в лес он шел не торопясь, а из леса бежал и кричал, как будто за ним кто-то гнался. Стало быть, с ним что-то произошло в лесу. В деревне же, все только облегчено вздохнули. Длинный хвост подлых дел, тянулся за этим мужиком, и в грехах своих, он никогда не каялся.

Рано утром, как только рассвело, к избе лесника прилетела сорока, принесла ему весточку от Лешего, и это было не приглашение на шабаш колдунов и ведьм. Леший сообщил ему, что гостит у него брат из Сибири, и что с собой он прихватил сибирские пихты, приходи и забирай.

Лесник, тут же запряг коня в сани, и отправился в лес. Собрался быстро, ведь малое дитя хворает.

Колдун с Лешим всегда встречался в одном и том же месте, в лесной чаще. На место встречи Леший, всегда приходил, превратившись в маленького старичка, настоящего обличия Лешего, лесник никогда не видел, и скорее всего никогда и не увидит.

– Были у меня, недавно, Домовой с Банником, и Домовой просил найти пихту, избавить от хвори девчушку в его избе. Вот вам пихта. Забирай сразу две, чтобы целебный запах был покрепче, – сказал Леший.

Лесник подъехал, с пихтами в санях, к избе корзинщика, зашел в избу, обрадовать деда с бабкой.

– Привёз я вам пихту, лежит у меня в санях. Пойдем дед принесём- весело сказал он им.

Тихо занесли пихты в избу, внучка в это время спала, и поставили два деревца около её кроватки. В протопленной избе, запах пихтовой хвои становился все сильнее и сильнее.

Большая стрелка часов-ходиков, совершила несколько оборотов.

Девчушке стало легче дышать, и громадные пылающие колеса ей уже не снились, а приснился котик Калачик, которого они приютили у себя.

– Просыпайся, я покажу тебе сибирские ёлочки. Ты таких ёлочек еще не видела, – сказал ей Калачик.

Она проснулась, села в кроватке, позвала бабушку. Бабушка подошла к ней, увидела, что она сидит, и улыбается, смотрит на пихты. Стало быть, болезнь уже проходит.

– Меня Калачик разбудил. Как хорошо эти ёлочки пахнут, – сказала внучка.

– Да нет в избе Калачика, где-то гуляет, а это не ёлочки, а пихты. Сейчас покушаешь кашу, и мы их нарядим, ведь скоро Рождество, – ответила ей бабушка.

А сама все думала, где же лесник нашел пихты? Ведь сам сказал, что они у нас не растут. Нет, не зря говорят, что он колдун и чародей.

Гасим Миндубаев


Красная снежинка

Для маленького детсадовского человека праздник Новогодней Ёлки – целое событие. Кто был в детском саду, тот поймет, о чем я. С осени начинается подготовка к этому лучшему празднику детства.

Жизнь в детском саду в это время становиться загадочной, сказочной и интересной, как никогда. Все живут в предвкушении чуда. А чудом может быть и ёлка с прошлогодними игрушками на ней, и розовое капроновое платье, доставшееся от старшей сестры, и, конечно, подарки от Деда Мороза и Снегурочки. Так уж устроен ребенок – для него весь мир полон чудес, тайн и удивлений. Дед Мороз со Снегурочкой чего только стоят! Умеют они детвору развеселить, могут Волка с Лисой отогнать от Зайчат, станцевать с малышами танец Снежинок, послушать стихотворение, которое с мамой выучила, и конечно, раздать всем-всем подарки! 

Вот и ждешь всего этого с нарастающим трепетом и нетерпением, ведь прошлогодний праздник ты почти не помнишь ввиду своего юного возраста, а этот Новый Год в саду с ребятами из группы уж точно станет самым-самым…

Как-то раз перед Новым годом во время тихого часа наша воспитательница Анна Макаровна взяла меня с собой на странное мероприятие. Я не понимала, почему взяли меня. Может, ворочалась больше других на своей раскладушечке?

Мы сели в легковую машину и поехали. Наш детский сад находился на самой окраине города – у «молочного магазина», как говорили взрослые, и идти зимой по рыхлому снегу в тяжелых валенках от моего сада до центра города было очень долго. Поэтому мы поехали! Вот они, новогодние чудеса. Ехали минут пять. И приехали мы с Анной Макаровной… к нашей городской булочной, которая находилась рядом с городской же баней. У нас в городе тогда все было в центре, и все рядышком.

Зашли мы в булочную почему-то со двора… Полусонная, убаюканная машиной, я вошла с Анной Макаровной в помещение, где сидели за большим столом какие-то люди и улыбались нам. Взрослые недолго поговорили между собой, посмеялись чему-то, и уставились на меня. Громко спросили: «Выбирать умеешь?»

- Да, сказала я послушно, не понимая уже вообще ничего. И… передо мной появились на столе две картонные коробочки в виде корзиночек с ручками. Одна коробочка-корзиночка была синего цвета, другая с рисунком, красного. Меня попросили выбрать ту, которая мне больше нравиться. Я, конечно, выбрала, красную! Почему? А кто теперь это знает… Оказывается, меня взяли с собой, чтобы я выбрала коробочки, в которые будут упакованы новогодние подарки от Деда Мороза в нашем детском саду!

Вернулись в детский сад к концу тихого часа с красными коробочками. Пока ехали в машине, я поняла, что на самом деле Деда Мороза никакого нет, это кто-то из взрослых надевает его синюю шубу и раздаёт ребятам подарки, которые воспитатели сами кладут в мешок. Правда жизни тихо вошла в детское удивленное сознание и нахально вытеснила оттуда все, что касалось моего сказочного новогоднего мира.

После этого случая мои подозрения стали оправдываться одно за другим: деньги нам на подарки сдают наши родители, а морозные узоры на стеклах рисует не Морозко вовсе, а наши воспитатели…. Вот, и все «чудеса». Новогоднее мое счастье растаяло. Было грустно, хотя в глубине души я еще ждала чуда.

Окончательно я расстроилась, когда мама не смогла достать мне на праздник легкое капроновое платьице Снежинки (тогда ими были все девочки в детских садах на Новогодней ёлке). Вместо него на меня надели красное шерстяное «чехословацкое» платье. Из снежного убора на мне была лишь самодельная корона из фольги и ваты. Было обидно и жарко в этом наряде. Мне хотелось белоснежное платье, как у многих девочек. А красных Снежинок не бывает…

Тогда я не понимала, что моя мама, которая работала в школе учителем, торопилась ко мне на праздник, отпрашивалась с уроков, что обещанное белое платье кто-то не смог принести, и мама поэтому принесла новое импортное платье, купленное дочке к празднику.

Ребенок многого не может понять в этой жизни, но он верит маме, которая шепчет, успокаивая, что «Дед Мороз этот - самый настоящий!», и что «на свете бывают и красные снежинки».

Много лет прошло с той памятной ёлки, но история с подарками из булочной еще долго мне помнилась, как чудо превращения всех взрослых в добрых волшебников под самый Новый год.

 

Лотерейная шубка

В пору моего детства было много чего удивительного и прямо-таки чудесного. Например, мой детский сад в Видном – он имел всего две группы: малышовую, и подготовительную к школе. Жить в таком саду было спокойно, и несуетно. Территория сада впритык подходила к березовой роще. Мы часто гуляли там всей группой, собирая цветы, и слушая рассказы наших воспитателей о природе. Рядом с нами соседствовали чудесные домики, похожие на иллюстрации к сказкам – с красными черепичными крышами и великолепными палисадниками, где росли пионы, яблони и шиповник. Нам, детям, очень нравился наш детский сад. Родителям же он вовсе не казался таким замечательным, ведь садик был одним из самых удаленных в городе – «у молочного магазина». Именно там почему-то давали «места» многим учительским детям.

 Личные автомобили мало у кого были. Зимой нужно было встать затемно, собрать ребенка и через весь город почти бежать, чтобы успеть его «сдать» на руки воспитателям, а самим потом еще успеть на работу. Дети по утрам в темноте плохо просыпались, еще хуже собирались, ревели в голос, не понимая, почему их полусонных каждое утро куда-то тащат. Ребятишек родители часто собирали в небольшие группки, и кто-то из взрослых доставлял эту сонную толпу утром до калитки сада, где воспитатели подхватывали детей и вели на завтрак. Домой забирали иногда так же: один из родителей вел к себе домой шумную ватагу дошколят, живущих в одной стороне города. Потом нас разбирали уже оттуда по домам спешащие с работы наши молодые папы и мамы.

В те далекие времена в нашей стране были популярными розыгрыши денежно-вещевой лотереи. Люди покупали лотерейные билеты, а потом долго ждали газету, где опубликованы все номера билетов с выигрышами. Кто-то что-то иногда выигрывал, мы – никогда. Но надежда на чудо выигрыша была в моей маме неистребима, хотя она всегда говорила, что в жизни нужно надеяться только на себя и свой честный труд. Эти два прямо противоположных понятия уживались в ее натуре удивительно органично.

 Билеты денежно-вещевой лотереи приобретались на всех членов нашей семьи, и все были подписаны маминой рукой нашими именами, - чтобы знать, чей билет выиграл. У наших друзей и родственников тоже были такие билеты.  Иногда родители рассказывали дома, что кому-то повезло: кто-то выиграл пылесос, кто-то набор посуды, и даже кем-то был выигран автомобиль, что по тем временам было уж совсем из области фантастики.

 Но однажды и в нашем доме зазвенели фанфары удачи – нам таки повезло с выигрышем. По нему нам полагался комплект детской одежды для девочки, состоящий из трех (трех!) наименований: шубка из натуральной белоснежной цигейки; такие же белые меховые варежки и шапка с помпончиком.

Кажется, дома сначала даже не поняли, что произошло. Столько совпадений: вещи именно для девочки, а главное, шубка, которая была очень кстати, да еще и «на вырост». Мама на всех смотрела победоносно.  В ее серых глазах читалось: «А вы не верили!» Причем, никто уже не помнил, на чей билет выпала удача.

  Комплект был немедленно получен и надет на меня. Мне скоро четыре года, а шуба сшита на ребенка лет семи, поэтому она оказалась большой и широкой. Мама, заворачивая мне рукава до локтей, приговаривала, что повезло с размером. Варежки носить было сложно в принципе – они не гнулись, и в них вошло бы три моих руки. Но счастье чуда выигрыша было настолько оглушительным, что такие мелочи никто в расчет не брал. Это был не просто выигрыш — это был триумф, ода маминой вере в чудеса, ее целеустремленности и терпению!

 В доме было шумно и весело. Приходили мамины подружки, соседи, посмотреть на выигрыш, и убедиться, что лотерея может приносить удачу.  Выходя из двери нашего подъезда, я немедленно становилась объектом всеобщего интереса. На меня показывали пальцем, и я волновалась, не понимая хорошо это или плохо. Шуба мне уже не нравилась – она была большой и неудобной. Но так как я за лето выросла из своего зимнего гардеробчика, мне пришлось «выгуливать» всю зиму на себе этот выигрыш.

  Прошли весна, лето, осень и наступила новая снежная зима. Моя шуба к этому моменту оказалась мне впору, и мне нравилось, что в ней я похожа на снегурочку. Даже варежки стала надевать в особо холодные дни.

   Потом снова пришла весна. Солнце растопило сугробы, из-под них текли ручейки, ручьи и ручьищи, скапливаясь в огромных лужах. Возле крыльца нашего детского сада тоже была лужа, вернее, лужища. Она там была каждый год. Ее нельзя было обойти, ее можно было кое-где перепрыгнуть и то с помощью взрослых.

   Как-то мой папа освободился с работы раньше мамы и решил забрать меня из сада. Увидев меня среди детей, стоящих на улице, помахал мне рукой и остановился у калитки с кем-то из взрослых. Кивнув ему в ответ, я храбро разбежалась, чтобы перемахнуть через необъятную лужу, и… упала в ее черную, грязную середину. Почему-то лицом вниз, с головой уйдя под воду.

  Поднимали меня под руки несколько взрослых – перепуганный отец, воспитательница и нянечка. Картина, думаю, была еще та! Когда меня вынесли на сухое место, оказалось, что весь перед моей белоснежной шубки стал почти черным, и вода с нее стекает ручьем. Как, впрочем, и с шапки тоже. Отмывали меня и шубу частями: сначала умыли чистой водой мое грязное лицо, потом выжимали и замывали то, что осталось от белой лотерейной шубки. Не помню, как мы с папой добрались до дома в тот вечер в таком виде, не помню, что нам говорила моя мама, да и говорила ли…

 Снег скоро совсем растаял, высохла памятная лужа. Родители вычистили шубу, хотя она приобрела цвет, сильно отличавшийся от первоначального. Носила я ее счастливо до самого третьего класса. Она стала мне уже совсем короткой, но мне все еще не хотелось расставаться с ней. Потом было новое зимнее пальто, а из шубы мне была сшита меховая безрукавка для катания на лыжах. Потом и она стала мне мала, и из нее всей семье были вырезаны теплые меховые стельки для зимних сапог и ботинок. В те времена люди старались максимально использовать вещи, давая им вторую, а то и третью жизнь.

Много снегов выпало с тех пор, много ручьев убежало. Я выросла, выросли уже мои дети, но мамин выигрыш в лотерею так и остался единственным. Никто и никогда из нашей семьи больше ничего не выигрывал. А история о белой шубке и черной луже стала веселым семейным преданием.

Юлия Панова


Моя первая Ёлка

Это была моя первая Ёлка, которая запомнилась на всю жизнь.

Я тогда только пошла в школу и свой первый новогодний праздник ждала с большим нетерпением. Мама сшила мне платье из марли с оборками в несколько ярусов, накрахмалила и украсила его блестящими снежинками, которые раньше предназначались для домашней ёлочки. Но особую радость и гордость у меня вызывал кокошник, сделанный руками бабушки. Из картонной коробки она вырезала основу, обернула серебристой фольгой и нашила на неё ёлочные бусы. Пришила резинку, чтобы кокошник крепко держался на моей голове. Я была счастлива! И не беда, что моё белое марлевое платьице совсем не сочеталось с коричневыми в рубчик чулочками, других тогда просто не было.

Накануне праздника бабушка сказала, чтобы я взяла с собой в школу двоюродную сестрёнку Надю, которой не было ещё пяти лет. Мы росли с ней в одном доме и всегда были вместе. Но на школьную Ёлку мне совсем не хотелось её брать! Я постоянно играла с ней дома, а в школе у меня уже были другие подружки. Но ослушаться любимую бабушку я не посмела.

В празднично украшенном зале я всё время держала Надю за руку, чтобы она не затерялась среди других ребят. Когда подошла моя очередь читать стих про Новый год, Надя и тут побоялась отпустить мою руку, мне пришлось выходить на середину зала вместе с ней. И когда пошли парами под музыку вокруг сверкающей ёлочки, я шла вместе с сестрой, одетой в тёплый костюм  и валенки, хотя мне очень хотелось идти рядом с такой же нарядной Снежинкой, какой я была сама. Но моя Надя была счастлива, она смеялась, в её глазах отражались новогодние огоньки. И моё детское огорчение растворилось в этом волшебном празднике. И я уже была рада, что моя младшая сестрёнка вместе со всеми ребятами встречает Снегурочку, зовёт Деда Мороза и водит с нами хоровод вокруг большой ёлки, которая вкусно пахла свежей смолянистой хвоей и мандаринами. Так чудесно пахнет только Новый год!

Этим летом моя Надя умерла от короновируса.

2020 год

 

Новогодний подарок

Я всегда верила в новогодние чудеса. Даже когда выросла и стала понимать, что Дед Мороз бывает только в сказке, я всё равно ждала чего-то доброго, светлого и радостного в новогоднюю ночь.

О, юность! В ту пору мы молоды и безоблачно счастливы. Мне вспоминается наш институтский новогодний праздник с большой нарядной ёлкой в украшенном зале. Настроение чудесное, как в детстве. Это был Вечер Дружбы, к нам приехали поляки, тоже студенты. Наш вокально-инструментальный ансамбль готовился к выступлению. Я волновалась, мне как солистке, предстояло петь новую песню. Даже красивое платье, специально сшитое к этому дню, не могло унять трепета взволнованного сердечка. И вот, когда за столиками расселись иностранные гости, ведущий готов был объявить наше выступление, Саша вдруг отложил свою бас-гитару, схватил меня за руку и повёл за ёлку. «Вы куда, влюблённые?! – воскликнул наш руководитель Сергей, - мы же начинаем!» А Саша попросил меня на минутку закрыть глаза. Когда открыла, передо мной на ёлке висела маленькая коробочка в блестящей обёртке. «Это тебе!» - улыбнулся Саша.

Я сняла обёртку с подарка и увидела в бархатной коробочке золотое колечко с красным камешком. «Я люблю тебя, выходи за меня замуж!» - волнуясь, произнёс Александр. В тот вечер я пела как никогда, благодарные зрители отбили все ладошки!

А летом мы сыграли свадьбу. Но ещё интереснее то, что спустя двадцать лет на новогоднем вечере моей дочке любимый сделал такой же подарок! Скажете, чудес не бывает? А вот и бывают, только в них надо очень верить!

Тамара Потапова


ПРАЗДНИК РОЖДЕСТВА
(рассказ)

- 1 -

Улицы кипели шумным Рождественским весельем. Везде ходили ряженые, кто во что горазд: в сказочных персонажей, разных зверей, встретились даже баба Яга, Вакула и Солоха... В руках гуляющие несли шестиконечные звёзды с развевающимися яркими лентами. Там и здесь раздавались шутки, звуки колядок:

– Коляд, коляд, колядница! С добрым мёдом поляница. А без мёда не –така, подай, тётка, пятака! – пели звонкие девичьи голоса в одной стороне.

– Коляда, коляда! Ты подай пирога или хлеба ломтину, или денег полтину! – неслось басисто с другой. Всеобщая радость царила вокруг. Праздник пришёл в станицу.

Накануне Ефросинья – статная и стройная казачка, не утратившая   красоту несмотря на рождение трёх сыновей-погодков и лихолетье военного времени, напомнила мужу о приближающемся празднике и попросила, по обычаю, срезать в саду ветку вишни. Григорий принёс её, такую замёрзшую, заиндевелую! Мальчишкам не верилось, что ветка живая, отогреется и на ней смогут распуститься цветы.

Рождество на Кубани издавна было самым главным зимним праздником. И Ефросинья с Григорием заранее побеспокоились о том, чтобы было чем накрыть праздничный стол. Потому, как Рождество встретишь, таким год и будет.

Фрося сварила рисовую кутью и сладкий узвар, без которых празднование Рождества немыслимо. Узвар из сухофруктов, куда входили высушенные жердели, яблоки и груши, чудесно пахнул летом и солнышком. Григорий поставил блюдо с кутьёй и жбан с узваром, как положено, на сено в Святой угол. Ещё хозяйка испекла пирог с мясной потрибкой из куриных потрошков – сердечек, печёночек и пупков, а из говяжьей рульки сварила холодец, приправив его чесночком. Ловкая и быстрая, в готовке она была мастерицей! В погребе приберегли небольшой шматок сала, квашеную капусту, солёные огурчики и мочёный арбуз. Для послевоенных лет это было целое богатство!

Все эти припасы и приготовленные блюда красовались теперь в тарелках на покрытом белой скатертью столе, источая аппетитные ароматы еды и праздника. Мать семейства, в нарядной юбке с блузкой, туфлях на каблуках, раскрасневшаяся от предпраздничной суеты, даже помолодела. Отец тоже надел всё самое лучшее: галифе с гимнастёркой, широкий ремень и хромовые, начищенные до блеска, сапоги. Медали подчёркивали важность предстоящего торжества. Он сам постриг и причесал сыновей: старших Вову и Женю – с чубчиками, десятилетнего Колю – «под горшок», помог им нарядиться в чистые выглаженные сорочки.

– Смотрите, сынки, какая у нас мама красавица, – заметил он, внимательно взглянув на супругу.

– Да-а, – в три голоса ответили пацаны. – Самая красивая!

Дети и взрослые, глотая слюнки, вдыхали вкусные запахи еды и с нетерпением поглядывали в окно на небо. «Когда же загорится первая звезда, и можно будет сесть за праздничный стол!» Настроение у всей семьи было приподнятое. Да ещё и срезанная отцом ветка вишни, поставленная в глиняный горшок с водой под образами в Святом углу, зацвела. А это означало, что их ждёт счастливый и благополучный год!

Наконец на тёмном небе появилась звезда. Трапеза, как и полагалось, началась с кутьи, политой узваром, которую мать семейства положила каждому на тарелку, а затем пошли в ход и остальные вкусности.

С улицы уже доносились звуки гармошки и весёлые голоса колядующих.

– А мы не опоздаем? – заволновались мальчишки.

Фрося и Григорий помогли сыновьям собраться, и они понесли «вечерю», пошли колядовать. Провожая, папа напомнил, чтобы непременно зашли к деду Агафону.

– Он одинокий, больной и слабый. К нему никто не ходит и не приезжает.

– Но дед такой злющий, – недовольно поморщился старший, Вовка.

– Вон как Женьку летом за ухо оттаскал за одно яблочко, которое он у забора подобрал.

– А вы всё равно понесите ему вечерю, – сказала мама. – В Рождество не помнят зла, помогают больным и обездоленным, дарят подарки, делают добро!

Сначала дети постучали к дедушке с бабушкой:

– Здравствуйте, с праздничком, с Рождеством Христовым! Папа и мама вечерю вам прислали.

Бабушка Фёкла, нарядная, в красивом цветастом платке и новом переднике, обычно строгая, встретила радостно. Отведав кутьи, угостила орехами и пряниками, испечёнными специально к этому дню. Там были забавные фигурки коней, медведей, петухов, звезды и мячи. А дед Макар, высокий и всё ещё сильный казак, обнял, усадил всех троих на колени, а затем, будучи сам заядлым рыбаком, подарил по удочке. Потом мальчишки побывали у крёстной, не забыли одинокую Егоровну и других соседей. И везде им были рады, дарили мелкие деньги, игрушки, сладости.

А вот и хатка деда Агафона. К удивлению мальчишек, старик, принарядившийся в новую косоворотку, тоже очень им обрадовался, заулыбался. Потом попросил Вовку слазить в подпол и достать корзинку. Взял из неё и дал ребятам по несколько душистых краснобоких яблок, ещё добавил грецких орехов, счастливо суетился, называл внучкАми и говорил, говорил, не мог наговориться.

– И никакой он не злой, просто очень одинокий, – решили мальчики. Им было приятно сознавать, что выполнили поручение родителей и порадовали дедушку.

- 2 -

Они уже возвращались домой, как вдруг, самый младший, Коля услышал какой-то писк. Он остановил братьев, прислушались. Теперь и Володя с Женей чётко услыхали поскуливание, и увидели в канаве на снегу малюсенького щенка. Мокрый и грязный он сильно дрожал и, наверное, был очень голодным. Ребята по очереди грели его за пазухой. Он прижимался, смешно ловил и пытался сосать ребячьи пальцы. Малыша было жалко, детям очень хотелось взять его домой.

– Но ведь мама не позволит, – рассуждали пацаны. Они знали, что мама построже папы («он бы, наверное, разрешил») и всё же отважились отнести собачонку домой, хотя бы накормить.

Войдя в сени, мальчишки медлили, не спешили проходить в дом, о чём-то шептались.

– Ну, и что там у вас за секреты? – поинтересовалась мама.

– Да вот, маленького щенка нашли. Он дрожит и голодный.

– Только его нам не хватало! А грязный, замухрышка какой. Наверное, ещё и блохастый? Отнесите туда, где взяли!

Дети не сдавались, просили оставить щенка, напоминали родителям их же слова о добре и заботе о несчастных, больных и одиноких. И не только людях, но и животных.

– Ну, мамочка, папа, разрешите! Смотрите, какая красивая у него мордочка, ушки... Давайте подарим брошенной собачке дом! В Рождество все должны быть сытыми и счастливыми, – наперебой продолжали дети.

Ефросинья хотела что-то возразить, но вдруг осеклась, удивлённо посмотрела на сыновей и, встретив укоризненные взгляды мужа и детей, смутилась, поймала себя на мысли, что, выгоняя щенка, поступает не искренне, её красивые слова о добре расходятся с поступками.

Мальчики ждали решения, затаив дыхание. Самый маленький, Коля, готов был заплакать.

И вдруг папа с улыбкой сказал:

– Действительно, милая, сегодня Рождество. Приютим этого пёсика. Пусть это будет подарком для него и добрым делом для всех нас.

Отец подошёл, обнял маму за плечи, что-то сказал ей шёпотом на ушко, и она сдалась, даже помогла искупать псинку. В большой таз налили тёплой воды и все вместе хорошенько, с мылом, отмыли несчастного, а затем насухо вытерли старой простынёй.

Тузик оказался очень симпатичным и потешным. Шёрстка заблестела и оказалась красивого чёрно-рыжего, а не тусклого серого окраса. И псиной от него уже совсем не пахло. Он согрелся, заковылял по полу, приветливо виляя хвостиком. Потом полакал молока и уснул на старом ребячьем пальто, которое для него постелили у двери. 

– Ав-ав, – раздавался тихий, приглушённый лай, и щенок, перебирая лапками, будто б бежал куда-то во сне. Ему снился замечательный сон. Он видел свою лохматую маму, уткнувшись в её живот, нашёл сосцы, и причмокивая, с наслаждением сосал, пил её тёплое вкусное молоко.

Мальчики и взрослые смотрели, радостно улыбались и были очень счастливы в этот зимний Рождественский вечер.

 

СВИРИСТЕЛИ

Поздняя осень. Рябина под окном сбросила листву, на обнажённых ветках ярко выделяются алые кисти. Первые ночные заморозки тронули ягоды, и они стали слаще и сочней.

В причудливом сплетении ветвей рябины играет ветерок. Вдруг, откуда ни возьмись, налетела стайка свиристелей, небольших серо-розовых пичужек, этаких щёголей с яркими белыми полосками и парой алых отметин на крыльях, жёлтой окантовкой на хвосте. Птицы радовали глаз ярким опереньем. Словно ёлочные игрушки, украсили деревце, и оно выглядело нарядной ёлочкой. А звонкие задорные крики красавок (так зовут свиристелей в народе) наполнили воздух необыкновенной мелодией.

Ненасытные свистушки устроили настоящий пир. Торжество сопровождалось задорным свистом и виртуозными полётами. Объедаясь любимым лакомством, они трепали, клевали ягоды, пока на рябине их совсем не осталось.

Стая также внезапно и дружно улетела, только редкие, рассыпавшиеся в пожухлой траве, как горящие угольки, плоды напоминали о недавнем великолепии. Деревце стояло сиротливо-одинокое и бесцветное, словно и не было ещё недавно ясно усыпано красными гроздями ягод.

Скоро задуют холодные ветра, завьюжат метели и надолго явится зимушка-зима. А как же птицы?

Птицам поможем, развесим кормушки... И все вместе перезимуем. Ведь всегда случается то, во что веришь!

Тамара Селеменева


Письмо Деду Морозу

Резкий запах мишуры смешался с ароматом мандаринов, предновогоднего настроения и непременным ожиданием чуда. Серебристый дождик на старой искусственной ёлке запутался в лысеющих ветках, поблёскивал и перешёптывался с ёлочными игрушками: «Опять она сидит и смотрит на нас». Тихая, мечтательная и такая одинокая девочка-веточка задумчиво застыла перед наряженной ёлкой. Распахнула огромные голубые глаза, похожие на блюдца. Бабушка с дедушкой как могли скрашивали её детство. Но девочке хотелось обычную семью, чтоб как у всех. Чтоб не объяснять любопытным одноклассникам, почему она не живёт с родителями, тем более она и сама не знала почему. В свои семь с половиной лет она понимала, что родители развелись, мама с маленьким братиком и его папой живут в другом городе. Мама просила, чтоб этого дядю Катя называла папой. Но девочка не могла. Каждый раз, как только она пыталась это сделать, язык будто намертво приклеивался к нёбу, Катя стыдливо опускала глаза и молчала. А родного папу девочка никогда не видела. Хотя очень хотела. Так хотела, как этого может хотеть только сиротка.

Этой ночью наступит новый год. Дед Мороз принесёт Кате под ёлочку подарок, как он обычно это делает. И конечно, не покажется. Только настежь откроется форточка, и захрустят шаги возле подъезда. Катя верила, что это Дед Мороз. Только как же он такой большой пролезает в такую узкую форточку. Ну, на то он и волшебник. На том и успокаивалась.

Сегодня Катя написала письмо и положила под ёлку, старательно засунув его под облако белой ваты. Она долго, вдумчиво выводила печатные буквы. Буквы аккуратно сплетались в слова и обретали смысл.

– Бедная девочка, опять  грустит, – шептались ёлочные игрушки. Они любили её и хотели помочь. Только не знали как.

– Дед Мороз, Снегурочка, вы на самом нижнем этаже живёте, прочитайте письмо нашей Катеньки, – звенел хрустальным голоском колокольчик.

Пока взрослые возились на кухне, а Катя ушла с подружкой гулять, Дед Мороз со Снегурочкой, изловчились, вытащили письмо и прочитали остальным ёлочным игрушкам:

«ДОРОГОЙ ДЕДУШКА МОРОЗ, ПРОШУ, ИСПОЛНИ МОЁ САМОЕ ЗАВЕТНОЕ ЖЕЛАНИЕ. НЕ ДАРИ МНЕ ИГРУШКИ, ПОДАРИ МНЕ ПАПУ. Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НИЧЕГО У ТЕБЯ НЕ ПОПРОШУ, БУДУ ВЕСТИ СЕБЯ ВСЕГДА ХОРОШО, СЛУШАТЬСЯ БАБУШКУ С ДЕДУШКОЙ И УЧИТЬСЯ НА ОДНИ ПЯТЁРКИ. СПАСИБО. КАТЯ».

– Бедная малышка, – не выдержав, всхлипнула Снегурочка.

– Дааааа, – эхом отозвались другие игрушки.

– Дед Мороз, ну ты же волшебник, – не унимался солдатик – Поговори со своим начальником, настоящим Дедом Морозом, пусть исполнит он мечту нашей малышки. Солдатик напряжённо сопел от бессилия.

– Охо-хо, если б всё было так просто, служивый, если бы, – вздохнул Дед Мороз и почесал ватную бороду.

В 12 часов ночи после боя курантов и звона хрусталя, бабушка по традиции позвала Катю на кухню. Когда девочка вернулась обратно, под ёлкой её ждал подарок – большой серый плюшевый зайка. Катя обнаружила своё письмо на месте и заплакала. «Не нашёл», шептала она, крепко обнимая зайку. Форточка, как обычно, была открыта, а за окном виднелись свежие следы.

Прошло 10 лет. Катя повзрослела и перестала верить в сказки. Под ёлочкой её больше не ждали новогодние подарки. Зайка с куклами переехал в пыльную кладовку. И лишь ёлочные игрушки, серебряный дождик и Дед Мороз со Снегурочкой продолжали украшать старенькую ёлку.

Знакомый запах мишуры и мандаринов. Только чуда Катя уже не ждала. За это время она узнала, кто её отец. Сорокалетний инженер. Он жил недалеко, всего в двух автобусных остановках с новой женой и общими детьми. Сколько раз она представляла их встречу, репетировала, как начнёт разговор. Собиралась с духом, чтоб поехать к нему, но каждый раз трусила. Время текло, то ускоряясь интересными деньками, то замедляясь скучными. А в глубине души Катя грела надежду на встречу с ним, с тем, кто дал ей жизнь, а потом перестал этой жизнью интересоваться.

Однажды за несколько дней до нового года, Катю провожали домой два друга.  Десять вечера время позднее. Негоже молоденькой девушке разгуливать по улицам в одиночку. За весёлой беседой они не заметили, как навстречу, выползла беда в виде компании пьяных маргиналов. Банальный вопрос про сигаретку. Банальный удар в челюсть одному другу, «под дых» – другому, в глаз самой Кате, пытавшейся интеллигентно унять драчунов. Били парней жёстко. Одному выбили зубы, другому сломали нос. И неизвестно, что бы сломали ещё, если бы не родная милиция вовремя появившаяся в разгар остервенелого нанесения тяжких телесных повреждений. В отделение забрали всех, даже Катю, как свидетеля. Маргиналов задержали, а позже посадили. Оказывается, они в тот вечер разошлись так, что убили старушку.

Катя валялась на диване рядом с наряженной ёлкой и тупо рассматривала потолок своим заплывшим фиолетовым глазом. Второй глаз был лишь чуточку лучше. На улицу не выйдешь. Планы отметить новый год с друзьями рухнули, а ведь бабуля уже разрешила.

– Бедная девочка, – снова всхлипывала Снегурочка, рассматривая внимательно синяк. Она с детства любила Катю и очень жалела её, особенно после того случая с письмом.

– Дааа, снова эхом соглашались другие игрушки, звеня друг об друга стеклянными боками.

Часы громко отмеряли минуты. Бабушка возилась на кухне. Катя дремала. Внезапный настойчивый звонок в дверь заставил обеих вздрогнуть. Бабушка открыла и ойкнула. Зашептала что-то незнакомому голосу. Этот голос стремительно приближался к дивану и произнёс: «Здравствуй, дочка, я твой папа. Мне позвонил начальник милиции, он мой одноклассник, и сказал, что тебя избили». Катины глаза распахнулись, насколько позволяла гематома. Да, это действительно был он, её отец. Только намного старше, чем на свадебной фотографии. Но такой же красивый.

Часы радостно затикали. Ёлочные игрушки взбудоражено зазвенели. Снегурочка продолжала всхлипывать, а Дед Мороз нервно теребил свою поредевшую бороду.

– Ведь чудо то произошло. А! Папа на новый год. Как же Дед Мороз узнал то? – бормотал по-стариковски игрушечный Дед Мороз, поправляя шапку.

– Не знаем, – шумели игрушки. Какая разница.

Никто из них не заметил, как серебряный дождик оторвал свою ниточку-дождинку. Дождавшись сквозняка, ниточка вылетела в открытую форточку и зацепилась за ветку дерева. Когда на ветку села синичка, дождинка сумбурно рассказала ей про Катю и письмо. Синичка кивнула и улетела с новостью к Деду Морозу. А говорят, что чудес в Новый Год не бывает.

С тех пор прошло 20 лет. Катя вышла замуж и стала замечательной мамой двоих детей – девочки и мальчика. А её папа – прекрасным дедом, который под Новый Год всегда надевает костюм Деда Мороза и идёт поздравлять любимых внуков, поправляя мешок с подарками.

Анна Солдатенкова


Самое красивое время года – это зима. Зимой часто возникает чувство, что на земле наступило поразительно спокойное воздушное настроение.

Если смотреть на снег, можно представить, что воздух наполнен сказкой. Долго не было снега, все соскучились. Как прекрасен мир зимой. Какие красочные времена года... Как прекрасен мир, в котором нет ничего постоянного.

Зимняя холодная красота – это деревья, говорящие, как китайские иероглифы черной тушью на белом снегу. Не зная языка деревьев, их речь не разобрать, остается наслаждаться красотой каллиграфии и писать словарь, чтобы научиться понимать зимние письма деревьев.

Влад Толстокоров


Лесная фея спешит на помощь

Лизарис проснулась, на улице светило солнце. Она спала в теплом месте, посмотрела по сторонам и принюхалась, пахло дубом. «Сколько же я спала?  Даже не известно, - подумала она, Последний раз я просыпалась в 60 –е годы 19 века. Тогда помогла Гюго написать его книгу «Отверженные», описать Гавроша. Этот мальчик стал ее помощником – духом Парижа. Вытянула ногу, на икре была татуировка – маленькая стрекоза, подарок индейцев. На руке ожег, который получила в Лондоне в 1666 году, когда спасала домового. Ладно, хватит воспоминаний, надо понять, где она и что делать.

Лизарис была феей леса, города и земли в целом. Она появлялась неожиданно даже для себя на каком-то материке, в каком месте она не знала сама. Всегда были разные страны, никакой зависимости от времени не было. Посчитала вселенная, она и проснулась. Содействовала волшебным существам, помогала людям увидеть и поверить в чудо. Говоря современным языком, она была конкурсным управляющим в мире волшебства.

Выглянула из дупла, а это было оно. Лестницы никакой не было. Просто выпрыгнула в снег. Мимо проскакал заяц, и с радостью посадил ее на себя. Главный леший встретил словами:

– Матушка, да ты ж в России на Урале. Слышал, что такая фея есть, но никогда не видел. Думал сказки… Только от прадеда слышал, он рассказывал. Ну сейчас ради такого случая всех соберем. А ты садись поешь. Проголодалась небось, дорогая!

Позвал белок, они быстро одежду новую для Лизарис сшили. Дятел росомаха изготовили чудесные сапожки.  Фея не могла налюбоваться на себя в зеркало.

Собрались  лесные волшебники, стали слушать Лизарис. Та сказала, что просыпается она там, где нужнее всего. Все стали говорить разом, перебивая другу друга.

– Да хватит вам перебивать! – сказал Дед Мороз, – По очереди говорите!

– Эти люди ничему не верят. Они сейчас сами как волшебники, все найти могут, такие приспособления, камеры и другие вещи. Помощь моя им не нужна, – сказала Хозяйка Медной горы.

– Да чудес сейчас много, сама увидишь за 150 лет все изменилось, человечество не стоит на месте. Изобретений море! – подтвердила задумчиво кикимора.

– Вот у меня есть один мальчик, зовут его Коля, – сказал один домовой, – он не видит совсем, вот ему бы помочь.

Раннее утро Коля спал на кровати и неожиданно проснулся. Ему показалось, что он чувствовал чье то дыхание. Перед глазами стали сами собой появляться непонятные картины: Париж, Америка, море и природа. Как будто кто крутил у него в мозгу эти картинки.

Руки мальчика  сами потянулись к карандашам и краскам. Он начал рисовать. Сначала нарисовал небольшую картинку. Потом нарисовал зимний лес, волшебство и рассвет солнца притягивал взгляд. Родители увидев картинку ахнули. Так живо и красиво он нарисовал.

Домовой и фея ударили по рукам и весло покружились. Вектор помощи был найден. Вернулись в лес. Рассказали. Фея крутанулась от радости на одной ножке и упала в снег. Смешная девчонка и не скажешь, что ей уже 5000 лет.

Сильные руки в варежках подняли ее. Это был Дед Мороз.

– Пойдем, Лиза, чай пить, ты у нас тут надолго. Это не Франция и не Италия с ее сапогом. Это Россия. Тут и объемы и просторы. Чудес люди заждались, так что не спать тебе еще лет 50, работать надо.

Фея улыбнулась, незнакомое чувство, кажется она наконец то дома.

 

Зимняя сказка

Есть такое поверье, что перед Новым годом все зимние сказочные герои объединяются. И творят добро.⠀

Ольга пришла и опустилась на стул. Тяжелый диагноз, надежды больше никакой, детей у них не будет никогда. А она так мечтала, так хотела, даже  написала письмо Деду Морозу под Новый год и отправила, просила ребенка. И тут все. Смахнула слезу.

Позвонил Сергей:

– Олечка, ты готова? Ивановы ждут нас сегодня. Ты же мечтала отметить Новый год за городом. Скоро электричка. Я за тобой зайду скоро. Одевайся, солнышко, теплее.

Не обращала она внимание на окно. А в него в  это время смотрел настоящий Дед Мороз. Он слышал мысли девушки и письмо ее получил.

В тот же момент Снежная королева смотрела в другую форточку, другой квартиры. И ей, хозяйки льда и вековой мерзлоты, было холодно от мыслей этой девушки. Девушку звали Наталья.

Она хотела быть актрисой, поехать в Москву. И маленький комочек был ей не нужен. У королевы защемило на сердце. Ребенок плакал, а Наташа бегала по квартире и решала что-то для себя. Вдруг начала собираться сама и ребенка.

Через два часа Ольга и Сергей сошли с электрички, людей было немного, все попутчики разошлись в разные стороны. Гуськом по тропинке муж и жена пошли по лесу. Вдруг Ольге стало тяжело дышать. Неведомая сила влекла ее с тропинки.

– Ты куда? – кликнул ее Сергей. – Там же сугробы.

Ольга его не слышала, она пробиралась к дереву, к дорожке. Пошла, почти побежала по ней. Сергей  пошел за женой. Ольге казалось, что за березой и кустиком мелькнул силуэт девушки, в костюме снегурочки. Мерещится.

Мужчина услышал крик удивления.

– Что случилось, Оля?

Он подбежал. На снегу,  возле куста лежал сверток. Открыв его, они увидели глаза маленького ребенка. Он посмотрела на них и заплакал. Сквозь длинные черные реснички на них смотрели голубые глаза маленького человечка.

Наталья убегала прочь. Туда к славе и софитам, как она думала. А этот, не нужный сверток, пусть отнесут эти, удачно подвернувшиеся люди в детский дом.

Дед Мороз, Снегурочка и Снежная королева сидели в избушке в лесу весело пили чай. Они помогли маленькому человечку найти родителей, а молодым людям обрести счастье материнства. И были рады за то, что три человека были счастливы. Мальчика назвали Алексей. Ольга и Сергей обрели сына. Наступил 1970 год. А сказочные герои разлетались по своим сказкам творить добро или заставлять других делать своими руками.

Яна Чулгаева


Неожиданная роль

Довелось мне однажды Снегурочкой быть. Этому предшествовал целый ряд событий.

Решили мы с сотрудниками сделать подарки для детей нашего района, а денег нет. Семьи в нашем районе жили не богатые. Родители остались без работы после закрытия большого завода. Поэтому и пришла такая идея. Пошли мы клад искать. Много где искали. В магазины заходили, к бизнесменам обращались, добрым людям о идее рассказывали. Деньги дал только один директор магазина. Но их хватило только на подарочные упаковки. И тут к нам пришла удивительная мысль! Где можно найти много сладостей? На кондитерской фабрике! Точно. Именно туда мы и отправились.

Кондитерская фабрика оказалась далеко за пределами города, но мы с подругой были одержимы идеей сладких подарков и километры для нас казались метрами. Какое-то внутреннее чутье подарило нам крылья. Мы были уверены, что именно здесь мы найдем то, что ищем.

Фабрика, где делают конфеты и шоколад произвела на нас невероятное впечатление уже издалека. Она чем-то напоминала старого купца, который стоял, вытянув руки-трубы, нарядившись в костюм кирпичного цвета. Благоухание шоколада окутало нас задолго до того, как мы нашли вход на это чудо предприятие.

Мы перешагнули проходную так же легко, как и порог. Кабинет директора долго искать не пришлось. И препятствий к кабинету начальства не было, кроме вопроса вахтера: «Вы к кому?»

Директор встретил нас радушно, выслушал нашу историю и сразу же дал распоряжение выдать нам три коробки разных конфет.

В нашем рассказе повествовалось о том, что организация наша устраивает праздник для детей из малообеспеченных семей района. И это была совершенная правда. В программе: елка с Дед Морозом и его друзьями, играми, песнями и подарками. Мы, конечно, не планировали такого размаха. Елки у нас не было, хотя зал, куда ее можно было бы поставить был шикарный. И Дед Мороз у нас был наш родной секретарь – тетя Маша. Остальные герои – наши активисты, которые пока не активизировались.

История, на наш взгляд, должна была понравиться нашему благотворителю. Мы приукрашивали действительность как могли. Нужно было что-то обязательно рассказывать о наших планах и при этом обязательно с вытянутой рукой. Мы же искали подарки для целого района – а это порядка 80 детей. Нам поверили и даже круто помогли. Три коробки конфет – это невероятное богатство!

Схватив эти дары, мы понеслись к проходной вприпрыжку.

«Девочки, может вам помочь и подвезти вас с коробками?»

Подвезти?! Нет, конечно! Это же наш трофей! Вдруг даритель по дороге передумает и отберет у нас конфеты! Нет уж. Лучше мы их сами донесем до места назначения зная, что они в наших надежных руках и никто не сможет их у нас забрать.

Мы бежали, не чувствуя веса этих замечательных коробок. Сугробы казались пушинками, а ледяная дорога была в помощь. Счастье переполняло нас. Наши дети будут с подарками. И это то, к чему мы стремились.

Тяжесть догнала нас уже потом. Немного позже. Когда подарочные пакеты были наполнены сладостями. Количество подарков совпадало с количеством детей в списке. Выдохнув, мы поняли, что самое интересное еще впереди.

Отдавая распоряжение выдать нам конфеты, директор фабрики попросил нас сделать праздник для детей работников кондитерского предприятия за то, что он помог нам с подарками.

Мы не против праздника, но праздник для наших детей, в корне отличался от представления о празднике для детей фабрики. С нашими мы хотели провести домашнее тихое мероприятие, без ярких номеров и заготовленных сценариев. Но не тут-то было. Хотели подарки – пожалуйста, но бесплатного сыра в супермаркетах не бывает.

Работа закипела. Хорошо, что проведение праздников – это конек нашей организации, которая занималась возрождением культуры и традиций края.

Итак. Сценарий с нуля, пошив костюмов, рисование декорации, подготовка зала, поиск актеров, репетиции, бессонные ночи пришли вслед за окрыленным счастьем.

Время бежало. Елки не было, сценарий был сырой, а актеры далеко не профи. Задействованы были все, не только сотрудники, но и их дети. Тетя Маша осталась в своей роли Дедушки. Единственный костюм, который у нас уже был в полной комплектации – был ее размера. Уборщица тетя Оля стала Бабой Ягой. Главную певицу фольклора нарядили в национальный костюм. Их то у нас было пруд пруди, не зря организация занималась возрождением культуры края. Ведущей назначили меня, как самую ответственную и инициативную. Пришлось подгонять под мои размеры костюм Снегурочки. Детали доделывали на ходу.

Самая большая загвоздка – ель. Ее нет. Как быть? В эту сторону было боязно даже думать.

Директор фабрики позвонил уточнить дату и время праздника. Мне ничего не оставалось, как сказать правду о елке. В тот же вечер ель приехала в наш зал.

Такую елочку я видела только в кино. Ее верхушка не могла упереться в потолок, высоты помещения просто не хватало. Как бы ни было жалко – ель пришлось пилить с двух сторон. Лапы красавицы поражали своей лохматостью и цветом. Запах хвои наполнил все помещение от лестницы до самых дальних уголков офиса. Наши мужчины быстро справились с установкой дерева. Все, кто мог, принес елочные игрушки из дома. Украшением главной героини занимались все от мала до велика. И те, для кого мы искали подарки.

В назначенное время установленной даты наш зал заполнили дети и взрослые с кондитерской фабрики. Наше утро началось с прогона, грима и последних приготовлений перед праздником. Такого волнения я не испытывала еще никогда. Играть и вести мероприятие для своих и для тех, кто сделал для тебя дорогой подарок – разные вещи.

Снегурочка справилась со своей задачей. Провела праздник, соединила всех участников в один хоровод. Все дети были довольны. И те, кто пришел на праздник, и те, кто был героем спектакля. Родители были счастливы. Мы подарили его друг другу.

Неожиданная роль добытчика подарков оказалась успешной со всех сторон. Самой большой наградой стала радость детей, живущих в нашем районе. Да и роль Снегурочки мне очень идет. И наряд подобрали отличный.

Знаете, мне кажется, что все праздники нам под силу. Главное цель и желание к ней идти.

Майя Черкашина

 

Прочитано 102 раз Последнее изменение Среда, 24 Февраль 2021 09:17
Администратор

Администратор организации

Сайт: biblio-vidnoe.ru

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA