All for Joomla All for Webmasters

Муниципальное бюджетное учреждение культуры Централизованная библиотечная система Ленинского городского округа

Московской области (МБУК "ЦБС")













Пестрякова Алевтина Георгиевна (1938 – 2020)

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

4 ноября 2020 года от нас ушла Алевтина Георгиевна Пестрякова (1938–2020) – ветеран труда, замечательная женщина-труженица, четверть века проработавшая в Государственном историческом музее-заповеднике «Горки Ленинские», член Литературного объединения им. Ф. Шкулёва, непременный участник выступлений хора русской песни «От всей души» поселка Горки Ленинские, лауреат премии губернатора Московской области «Наше Подмосковье».

Еще совсем недавно она ходила в храм, чтобы молиться за всех нас в это тревожное время, старалась помочь тем, кто нуждался в помощи, постоянно кормила голубей, бездомных собак и кошек. За это между собой соседи, друзья и знакомые называли ее «человеком – доброе сердце». Детство Алевтины Георгиевны пришлось на годы Великой Отечественной войны, а самые тяжёлые дни были прожиты в Сталинграде в период Сталинградской битвы. Безмерные страдания, выпавшие на долю девочки, не ожесточили её душу. По жизни Алевтина Пестрякова прошла с открытым сердцем, желанием быть полезной людям, участвовать в коллективных делах.

Общительная, неравнодушная, она всегда находилась в гуще событий, остро воспринимала проблемы, возникавшие в поселении, не боялась говорить правду и отстаивать ее, оставалась верна своим казачьим корням. А еще Алевтина Георгиевна с детства любила петь. Пела как для родных и близких, так и в составе хора «От всей души» на разного рода общественных мероприятиях.

Получив премию губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Лучший двор. Лучший подъезд», без остатка потратила полученную сумму на покупку цветов для клумб и газонов возле дома.

Все, кто знал Алевтину Георгиевну Пестрякову, сохранят в своей памяти образ увлечённого человека, оставившего после себя много больших и малых добрых дел.

Литературное объединение им. Ф. Шкулёва

Книга  А. Пестряковой "Курган судьбы"

Статьи:

Алевтина - казачка из Горок Ленинских

Главы из книги "Курган судьбы"

Детская жизнь – под прицелом

Некролог

Отклики членов ЛИТО им. Шкулева на кончину Алевтины Пестряковой

 

 

Детская жизнь – под прицелом

07.02.2017

Более полувека живёт в посёлке Горки Ленинские ветеран труда Алевтина Георгиевна Пестрякова, работавшая в своё время в Школе памяти В.И. Ленина, в Музее имени В.И. Ленина, – женщина, чьё детство пришлось на время Сталинградской битвы. 

И воспоминания об этом тяжёлом отрезке жизни не покидают её. К началу войны Алевтине, проживавшей в селе Лебяжье Камышинского района Сталинградской области, было три с половиной года. Многое из того, что пришлось пережить, она помнит явственно, но вот лицо отца, которого мобилизовали и отправили в Сталинград, – очень смутно. «Врезались в память телогрейка, сапоги, шапка. Мама, Лукерья Васильевна Сорокина, держит меня на руках, плачет, а отец целует нас и успокаивает ... » Чуть позже решили отправиться в город вслед за мужем и отцом: в родном селе был военный аэродром, и были страхи, что немцы начнут бомбить его. А в город, верилось, немцев не пустят. Приехали в Сталинград, отца не нашли, Лукерья Васильевна устроилась работать в военную часть поварихой. Жили в каптёрке. В двухстах метрах от военной части были замечены немцы с автоматами. Лукерья Васильевна вспоминала потом, что командир части вывел всех людей на улицу и сказал: «Товарищи, давайте встанем на колени и все помолимся». Случилось чудо, налетели советские самолёты и уничтожили эту группировку немцев. Спешно военную часть перебазировали в другое место, а гражданские лица заняли рядом пустующие дома. Но вскоре вошедшие на окраину Сталинграда немцы выгнали всех из домов. Женщины с детьми вырыли землянки, закрыли их корягами, ветками и стали жить в них. 

Алевтина Георгиевна вспоминает: «Бомбили днём и ночью, прятались при бомбёжках. Во многих домах было подсобное хозяйство, немцы забивали животных: свиней, кур, гусей, жарили, ели, а нам кидали кости. К Волге не пускали, воды не было, мы высасывали воду из песка. Родители готовили похлёбку из крапивы на костре, но спичек разжечь его не было, уголь просили у немцев. Взрослым не давали, а детям удавалось выпросить. Угли были горячие, если уронишь, то из песка уже не достать. Я быстро бежала с углем домой, все пальчики были сожжены. Мама плакала, зализывала их и тихонько крестила". Запомнилось на всю жизнь, как немец чуть не убил её за то, что озорная девочка стащила со стола большой лист бумаги, оказавшийся военной картой. Обнаруживший пропажу офицер узнал, что карту взяла Алевтина, схватил девочку за ухо и стал бить сапогом в живот, хотел пристрелить её. «Мама впилась ему зубами в руку выше локтя. Фашист орал. Маме разжимали рот железкой. Я была долгое время без памяти". 

«Однажды мама сказала, нам надо бежать в свое село, – рассказывает А.Г. Пестракова. – Ночью мы побежали домой, а пробежать надо было лесом 200 км. У мамы на руках была моя новорождённая сестрёнка. Бежали неделю, исхудали, добежали до яра змеиного. Он и сейчас там есть. Змеи выползли из укрытий, свернувшись в клубок, а головы подняты. Мы остановились, мама перекрестилась. Говорит, или от фашиста погибать, или от укуса змей. Эта смерть будет недолгой». Змеи на нас не напали. Прибежали в Лебяжье. Немцев нет, но дом наш заняли. Нас поселили в кухню другого дома. Я пошла в дом к трактористу Ивану Шорину просить хлеба. Семья сидела за столом, мне налили в миску. Я все съела, говорю: «Дайте матери с сестрёнкой, у матери нет молока». Они налили в банку щей и кусок пирога дали. Принесла домой маме. А я так наелась у Шориных, что потом не хотела есть несколько ней. Лидочка, сестрёнка, долго не прожила". 

Соседи в Лебяжьем передали Лукерье письма-треугольники от мужа, которые приходили в село, а потом пришла похоронка. В 1944 году в дом явился бригадир: «Лукерья, где твоя девчонка? В поле пойдет, рожь полоть». Тридцать деток и пять взрослых женщин пошли работать в поле. «Давали в обед миску щей, 50 г мяса, 100 г хлеба. Кормили раз в день. Я такая ловкая была, вперёд всех пропалывала свою делянку. Работали с утра до вечера. Потом везли нас домой. Повариха стала класть мне два кусочка мяса, замечая при этом: «Наша ударница!» 

Холод, голод вплоть до 1947 года – вот таким выдалось детство Алевтины. В школу она пошла в 1946 году, в отцовской сорочке и в сандалиях на босу ногу. В 1955 году пришла работать в воинскую часть, где когда-то работал её отец, скромный бухгалтер Георгий Иванович Воробьёв, один из множества защитников Сталинграда. 

Мы рассказали лишь несколько эпизодов из военного детства Алевтины Георгиевны, но и они дают яркое представление о том, как жилось мирному населению в годы Великой Отечественной войны. Такое не должно повториться, не должно забыться! 

Видновские вести. – 2017 г. – № 7. – 3 февраля. – С. 6

Автор:  Татьяна БИРЮКОВА

 

Алевтина - казачка из Горок Ленинских

10.01.2018

1 pestrБолее двадцати лет посещает литературное объединение им. Ф. Шкулёва Алевтина Георгиевна Пестрякова. Активно участвует во всех мероприятиях, которые проходят в Центральной библиотеке города Видное и в Горках Ленинских, куда она приехала с мужем в 1962 году и проживает до сих пор. Не устаёт любоваться красотой природы родного края, которая рождает лирическое настроение: хочется не только дышать чистым воздухом заповедника, но и слагать стихи, кружиться и петь, как в детстве. Она и поёт, поёт в хоре, который с успехом выступает на концертных площадках Ленинского района.

Артисткой она стала уже в восемь лет. Голодное послевоенное детство без кормильца-отца, погибшего на фронте, ей не забыть никогда. Красивая девочка очень нравилась семье, в которой не было детей. Супруга директора МТС села Лебяжье Камышинского района Волгоградской области, где проживала Алевтина, часто приглашала её к себе, расплетала длинные косы, расчёсывала и просила петь песни, которые Аллочка знала во множестве. Получала девочка за своё творчество еду, которую приносила маме и брату. Иногда ей давали и деньги, которые несла маме, не покладавшей рук и трудившейся с раннего утра и до позднего вечера, чтобы прокормить детей. 

2 pestrУчилась хорошо, везде успевала, танцевала, в школе посещала литературный кружок и любила декламировать стихи, это у неё получалось. В семнадцать лет, после окончания школы стала работать в военной части на телеграфе. Там и познакомилась с сержантом Пестряковым. Молодой танцор и певец с прекрасным голосом стал ухаживать за ней, после репетиции всегда провожал. Полюбил её и маленькую дочку навсегда. В 1961 году поженились и приехали жить в Горки Ленинские. Местные говорили, что красивее и счастливее этой пары не было на свете. 

С горечью вспоминала Алевтина об ушедшем в 1980 году муже, сватались потом многие, но она считает, что так беззаветно любить её не будет больше никто. Своих детей и внуков воспитывала в добре и честности. За 25 лет работы в Доме-Музее им. В.И. Ленина в Горках, обслуживая делегации из разных стран, Алевтина встречала и актёров, и учёных, дипломатов и космонавтов, руководителей из различных организаций советской страны. Все приглашали в свою страну в гости. Горела на работе. Глубоко верующая старалась делать людям добро, просто так. И от этого легче становилось жить. 

3 pestr

 

В канун своего 80-летия, как всегда в день рождения, вспоминала свою любимую мамочку, давшую ей жизнь, первую красавицу на хуторе, и мамину нелёгкую, а в чём-то горькую судьбу, свой старинный казачий род, прабабушку-крепостную. 

Вспоминая свою интересную жизнь и в селе, и нынешнюю в Горках Ленинских, повторяла: «Много было трудностей в моей жизни, но я казачка, а значит, всё смогу, и всё преодолела. И всегда помню: «Казаку была бы воля, да конь вороной!»

Как говорится, вольному воля, а мы, собратья по перу, поздравляем Алевтину Пестрякову с юбилеем и желаем, чтобы в новом году она продолжала бы петь в хоре и любить жизнь, приносящую радость творчества!

___________________________________________

Неролог

Люди называли ее «Доброе сердце»

4 ноября 2020 года от нас ушла Алевтина Георгиевна Пестрякова (1938 – 2020) – ветеран труда, замечательная женщина-труженица, четверть века проработавшая в Государственном историческом музее-заповеднике «Горки Ленинские», член Литературного объединения им. Ф.С.Шкулёва, непременный участник выступлений хора русской песни «От всей души» поселка Горки Ленинские, лауреат Премии Губернатора Московской области "Наше Подмосковье".

Еще совсем недавно она ходила в храм, чтобы молится за всех нас в это тревожное время, старалась помочь тем, кто нуждался в помощи, постоянно кормила голубей, бездомных собак и кошек. За это между собой соседи, друзья и знакомые называли ее «человеком – доброе сердце».

Детство Алевтины Георгиевны пришлось на годы Великой Отечественной войны, а самые тяжёлые дни были прожиты в Сталинграде в период Сталинградской битвы. Детская память навсегда сохранила события того времени: жестокость фашистов, жизнь в землянках, где крышей служили коряги и ветки, бомбёжки днем и ночью, бесконечные звуки рвущихся бомб и снарядов, зарево от одного края горизонта до другого, невыносимый голод и мучительная жажда (немцы не разрешали спускаться к Волге за водой), ночной холод, смерть недавно родившейся сестры от недоедания, похоронка с известием об отце. О пережитом тогда Алевтина Георгиевна рассказала в своей книге воспоминаний "Курган судьбы", которая увидела свет в 2020 году.

Безмерные страдания, выпавшие на её долю, не ожесточили душу. По жизни Алевтина Пестрякова прошла с открытым сердцем, желанием быть полезной людям, участвовать в коллективных делах. Общительная, неравнодушная, она всегда находилась в гуще событий, остро воспринимала проблемы, возникавшие в поселении, не боялась говорить правду и отстаивать её, оставалась верна своим казачьим корням.

А ещё Алевтина Георгиевна с детства любила петь. Пела как для родных и близких, так и в составе хора «От всей души» на разного рода общественных мероприятиях. Особенно хорошо ею исполнялись народные песни. На литературных вечерах она прекрасно читала стихи. Читала так искренне, просто и с таким воодушевлением, что всегда находила горячий отклик в сердцах слушателей.

Получив премию Губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Лучший двор. Лучший подъезд» без остатка потратила полученную сумму на покупку цветов для клумб и газонов возле дома.

Все, кто знал Алевтину Георгиевну Пестрякову, сохранят в своей памяти образ увлечённого человека, оставившего после себя много больших и малых добрых дел.

Когда знакомые спрашивали, откуда у тебя, Алевтина, берется столько желания и сил помогать другим, она отвечала с улыбкой: «Я всё делаю от души и получаю от этого радость».

Совет ветеранов поселка Горки Ленинские

Межпоселенческая библиотека Ленинского городского округа Московской области

Литературное объединение Ф.С. Шкулёва

Хор русской песни «От всей души» поселка Горки Ленинские

 ______________________________________________

Отклики членов ЛИТО им. Шкулева на кончину Алевтины Пестряковой

Татьяна Бирюкова

День рождения мой и Алевтины Георгиевны приходятся на один месяц — январь. Получалось, что отмечали в ЛИТО вместе. Её 80-летний юбилей, мой-65 лет и 80-летний Татьяны Мельниковой отмечали душевно и большим составом. Картошечка с грибами, которую приготовила Алевтина была нарасхват, читали стихи, она пела песни. Декламировала Пестрякова на отлично. За чтение стихов советских поэтов в концертном зале музея им. В. Маяковского Алевтина  была награждена бурными аплодисментами и возгласами «браво!».  

 

Дмитрий Углев

Людей таких, как Алевтина,

Судьбе не суждено согнуть — 
Была душою коллектива.
Закончила земной свой путь,
Оставив книгу на прощанье.
Покуда голос не затих,
Молилась Богу пред свечами
О здравии друзей своих.

 

Тамара Селеменева

Ушёл добрый человек, задорная и жизнерадостная казачка, хлебосольная и озорная. Очень жаль терять... Царство ей небесное.

 

Татьяна Буланкина

Царствие небесное! Светлая память! Её душа будет жить в её произведениях

 

Людмила Прусакова

А ещё она была добра ко всем бездомным животным, кормила их.

А как она пела, задорно, заливисто. Занятия в хоре для неё было любимым делом.
Скорбим и помним!

 

Юрий Егоров

Очень жаль. Совсем недавно Алевтина Георгиевна выпустила свою книгу, рассказывала о ней на Лито. Была человеком с широкой душой, очень хлебосольная. Пусть земля ей будет пухом. Глубокие соболезнования родным и близким.

Татьяна Крыкова

 Вечная ей память!

 

Галина Шорохова

Мои соболезнования родным и близким.

 

Наталья Власова

Царство Небесное рабе Божией Алевтине!

Она много пострадала на своём веку. Но​ выглядела энергичной и очень жизнелюбивой. Да будет земля ей пухом! Мы будем её и её творчество помнить и ценить.

Тамара Потапова
Светлая и вечная память рабе Божией Алевтине…

Олег Черный

Земля пухом хорошей, доброжелательной женщине. Мои соболезнования родным и друзьям!

_______________________________

Алла Зусман

4 ноября 2020 года внезапно от нас ушла АЛЕВТИНА ГЕОРГИЕВНА ПЕСТРЯКОВА.

Двусторонняя пневмония. Три дня до этого она позвонила, справлялась о нашем здоровье, сказала, что была в храме и за всех нас, родных, друзей, близких, молилась, молилась о нашем здоровье. Она была нам ДРУГОМ.

Весной, мы работали над её книгой, она мне диктовала по телефону, а, когда было разрешено, то привезла фотографии.

Книга "Курган судьбы" вышла в конце весны.

В Ленинских Горках состоялась её презентация. К сожалению, мы с Сашей приболели и не смогли приехать.

А книга эта - документальная повесть о жизни Али, о её страшном сталинградском детстве. Книга о героической судьбе детей и взрослых. Порой становилось невыносимо читать её строчки, к горлу подступали слёзы. Но Аля знала, что должна рассказать об этом. И к тому же есть сейчас документальные подтверждения этим событиям. Их мы тоже посчитали нужным вставить в книгу.

Собирались увидеться, собирались представить книгу в библиотеке с участием всех членов Литературного объединения имени Ф. Шкулева. Но вирус внес страшные поправки в наши планы.

Аля прекрасно читала стихи и пела. Сама сочиняла песни. Их даже исполнял хор "От всей души".

Всегда она куда-то спешила, у неё было много забот: она держала курочек, любила их, разговаривала с ними, как с людьми, ласково, заботливо. Собаки всей округи сбегались к ней, когда она шла по улице, она их кормила...
Алечка родила и вырастила прекрасных детей: Людмилу и Игоря, у неё уже выросла внучка Аня...

В память об Але привожу две главы из книги "Курган судьбы".

 

_____________________

СТАЛИНГРАД

В 1941 году началась война, и мы отца провожали защищать родину. Лица его не помню. Помню: бушлат на нём, шапка, сапоги, мешок за спиной. Мать держит меня на руках. Отец целует нас и говорит:

– Береги дочку, приду, будем жить хорошо…

Отец ушёл на войну. А к нам пришла мамина старшая сестра тётя Анисья и говорит:

– Лукерья, поедем с нами в Сталинград. Здесь рядом военный аэродром, немцы придут, нас убьют. А там – Сталинград, туда-то немцев, небось, не пустят… Лукерья, ведь это же Сталинград!

Мама не хотела ехать, но после долгих уговоров согласилась. Мы собрали узлы и на пароходе третьим классом отправились в Сталинград. Это сейчас ходят «метеоры», а тогда мы плыли целые сутки.

Приезжаем в Сталинград. Спрашиваем, где здесь воинская часть. Искали отца. Мама подробно расспрашивала. Узнали, что отец окончил лётные курсы. Но его самого не нашли. Делать нечего, надо приспосабливаться. И вот мать устроилась в военную часть поварихой, она хорошо стряпала. Дали нам комнатку, метров пять, там была кровать, дали одеяло, про-стыни, наволочки и полотенце.

Тётя Анисья с мужем, дядей Артёмом, и дочерями: Полиной, Клавдией и Таисией устроились в домике возле Мамаева Бугра, так называли курган…

Мама оказалась беременной от отца. И в марте 1942 года родилась у неё моя сестра Лидочка. Дали матери одеяло и простыню – на пеленки. Мы её разрезали на четыре части…

Всюду говорили, что немец сюда скоро придёт…

И как тут не уверуешь в Бога. Вспоминаю, как стояла рядом с мамой во дворе, и кто-то крикнул: «Немцы!» И все в ужасе застыли, увидев, что немцы идут в пятистах метрах от нас. Как по команде, все, кто как мог, начали креститься и молиться. И тут, откуда ни возьмись, наши «ястребки» летят! Отогнали они немцев и перебили их…

А ночью воинская часть ушла из города. Их перебросили на другой участок фронта.

Мы перешли жить к тёте Анисье. Восемь человек в одной небольшой комнате.

Никто не верил, что Сталинград займут. Люди засадили бахчу: арбузы, дыни помидоры, фасоль, подсолнечник, морковь...

Как я уже рассказала, воинская часть была переброшена на другой участок фронта, и, когда немцы вошли в Сталинград, некому было защищать его. Сначала самолёты бомбили го-род, потом вошли танки.

Нас всех выгнали из домов на улицу. Фашисты начали с того, что резали поросят, гусей, уток, кур. Варили и даже не ели, а именно жрали их… Нам на землю бросали обглоданные кости. А мы, оголодавшие дети, хватали и ели их вместе с землёй.

Выгнанные из домов люди уходили в зону лесопосадок, там рыли землянки, накрывали их сучьями, листвой и там жили. Варили крапиву, лебеду, щавель, листья и ели…

Ни спичек, ни кремня не было. Огня не развести, ни согреться, ни сготовить еду, ни просушиться. Немцы знали это и издевались. Они жгли костры, а взрослым подходить не разрешали, сразу давали автоматную очередь. А ребятишкам, которые бегали повсюду, они давали в руки угли. Именно в руки, в плошку или кружку класть не разрешали. Положат три угля в ладони, – орёшь, бежишь, если бросил в песок, потом не найти… А немцы гогочут над нами: «Киндер русиш швайн…»

Я бегала быстро, приносила угли матери, все мои пальцы были сожженные. А мама целовала их и крестила меня, читая молитву.

Начались бои. Немцы заставляли нас рыть окопы. Даже и рыть-то было нечем. У нас были ломы и штыковые лопаты. Лопату эту я не могла поднять, возила её по земле. Этими лопатами неудобно землю выбрасывать, выбрасывали руками. Помню мамины руки в страшных ранах и мозолях.

Это были даже не окопы, а щели шириной 1,5 и глубиной 2–2,5 метра. И мы прятались в них, когда рядом рвались снаряды... Иногда нас заваливало землёй. Боялись, что, когда пойдут танки, нас раздавят.

Вечером нам бросали хлеб с опилками, в руки не давали. Заставляли улыбаться и смотреть немцу в глаза. Кто не смотрел, тех били дубинкой по голове, могли и пристрелить.

Мы должны были благодарить Германию за то, что она «русиш швайн» даёт работу, кормит нас.

Мать клала мне в рот хлеб, детям в руки хлеб не давали.

Когда съедался последний кусок, заставляли кланяться до земли. Всё из желудка выпадало на землю. Если не выпадет, задохнёшься.

Немец орал, чтобы взять с землёй и – в рот. Людей рвало, а немцы заставляли съесть это снова. И так было ежедневно.

Всё было ограждено колючей проволокой. Мы были все израненные, руки, ноги, одежда…

Всё было изрыто руками наших людей.

Мать моя молилась Богу постоянно. Она носила платок, повязав его до самых глаз. Ни с кем не разговаривала. Если её спрашивали, как зовут, отвечала: «Ну да». Но имени своего не называла. Меня звала только «Дочка». Немцы спрашивали, как зовут девчонку, а она им:

– Дочка…

Над нашей бахчой поставили вышку и посадили снайпера. Когда всё поспело, запах был повсюду такой сильный, что у нас кружилась голова. Хотелось и пить, и есть. А воды не было, к Волге нас не пускали. И ни дождинки. Сушь…

А когда шли бои, то было столько убитых, что танки на курган шли по трупам, и нашим, и немецким. Песок был насквозь пропитан кровью.

Много людей погибло. Хоронили их тайком… Если найдут немцы мёртвых, хватали и жгли.

А когда кто-то пытался пробраться на бахчу, снайпер их расстреливал. Было убито много людей.

АРТИСТКА

Мама снова пошла работать в МТС. Директором МТС был прекрасный человек Василий Сергеевич, у него была жена Варвара Васильевна. Они очень полюбили меня, они часто приглашали меня в гости.

Тогда мама мыла мне голову щёлоком, заплетала косы, одевала в чистое платье, сандалии… И я отправлялась к директору.

Когда я приходила к ним, Варвара Васильев-на расплетала мои косы…

Василий Сергеевич лежал на кожаном диване в гимнастёрке и сапогах, два козлёнка бегали по дому…

Хозяева просили меня танцевать и петь песни.

Василий Сергеевич доставал из кармана гимнастёрки три рубля и давал мне. Меня кормили и давали с собой гостинцы для матери.

Однажды Варвара Васильевна принесла мне новое платье.

– Завтра у нас будут гости. Аллочка, приходи, будешь петь и плясать.

Прихожу, сидят гости за столом.

– Вот пришла Аллочка! Будет нам сегодня петь и плясать! Проходи, садись за стол, покушай! – сказала Варвара Васильевна.

Я села.

– Что тебе дать? – спрашивает.

– Сало и блины! – говорю.

Наелась я сала, блинов.

– Наелась?

– Наелась…

– Тогда спой нам!

Я запеваю, а голоса нет. Объелась я сала.

Начала орать. Василий Сергеевич спрашивает:

– Что же ты так орёшь?

Я говорю:

– Как же мне не орать, три рубля не дашь и гостинцы не дашь…

– Всё тебе дам… Танцуй!

Вот уж я плясала. Проплясалась, и голос появился, пела… Дали мне все гости по три рубля. Принесла домой, мама удивилась:

– Откуда у тебя столько денег?

– Мне дали…

Мать меня за волосы и – к ним! Пришли, все встали, подошли к нам и говорят:

– Лукерья Васильевна, мы ей все дали денег, она плясала и пела хорошо!

Потом мои благодетели начали просить у матери меня в дочки. Мы её, мол, выучим, воспитаем… Отдай, Лукерья-казачка, девчонку, вы живёте бедно, может, и помрёте…

И мать сказала:

– Вот нынче умру, завтра отдавайте, кому хотите, а пока я жива своих детей никому не отдам. Я их под сердцем носила…

Прочитано 91 раз Последнее изменение Пятница, 11 Декабрь 2020 12:23
Администратор

Администратор организации

Сайт: biblio-vidnoe.ru
Другие материалы в этой категории: « Вячеслав Несмеянов Виктор Кулемза »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA